Информация к новости
  • Просмотров: 449
  • Автор: admin
  • Дата: 23-07-2020
23-07-2020

Рубрика: Страницы истории

 

Покровская церковь села Соломенского

«Справочник по Ставропольской епархии (обзор городов, сел, станиц и хуторов Ставропольской губернии и Кубанской области)», составленный в 1910 г. священником Н. Т. Михайловым, сообщает (стр. 149-150) об этом селе следующие сведения: «с. Соломенское (Сухая Падина), Прасковейского уезда, 5 земского участка. Основано в 1880 году на казенной земле крестьянами из малорусских губерний. Расположено в небольшой балке “Сухой Падине”. Село бедно древесной растительностью. Общественной земли 7929 десятин, в том числе 24 десятины неудобной. Почва суглинистая. Ближайший врач в с. Воронцово-Александровском. Земский начальник живет в с. Солдатско-Александровском. Расстояние: до г. Ставрополя 215 вер.[ст], до железной дороги (ст. Незлобная) 95 вер., до селений: Новобурукшунского (Степного) 20 вер., Никольского 24 вер., Воронцово-Александровского 45 вер. Корреспонденция через Воронцово-Александровскую почтово-телеграфную контору.

Покровская церковь построена в 1896 г. на средства Владимиро-Андреевского братства и прихожан; кирпичная. Состав причта: 1 священник и 1 псаломщик. Причтовой земли 88 десятин, арендуется по 4 р. 50 к. за десятину. Казенного жалования положено: священику 294 р., псаломщику 98 руб. Священник и псаломщик живут в общественных домах (4 комн. и 3 комн.). Церковных школ две: в с. Соломенском и в приписном посёлке Островском. На содержание школ от Училищного Совета ежегодно поступает 760 р. Министерское одноклассное училище одно. Население (по церковным документам): православных 2836, раскольников-поповцев 5, баптистов 162, молокан 20, а всего 3023 человека. Приходу принадлежат малонаселенные хутора Ковалева и Ивахи и поселок Островский, населенный главным образом баптистами. Население (по сведениям статистического комитета) 2500. Рождений 225, браков 31, смертей 33».

Добавим теперь к этой кратчайшей информации некоторые интересные подробности, известные из других источников.

Переселение крестьян из центральных губерний Российской Империи на земли Северного Кавказа, начавшееся во второй половине XVIII века, продолжалось в течение 140 лет. Несмотря на усилия властей, этот сложный процесс был организован недостаточно чётко, поэтому в первую очередь крестьянские поселения возникали близ стратегических военных объектов — крепостей, редутов, сторожевых постов и т. п., а также в местах, где имелись наиболее благоприятные условия для проживания: в поймах рек и лесистых местностях. Степные, засушливые земли, располагавшиеся по соседству с кочевыми народами (ногайцами, туркменами, калмыками) осваивались позже.

Решение о заселении окрестностей сорокакилометровой степной балки Сухая Падина на юге Новогригорьевского уезда Ставропольской губернии (сегодня это Степновский район Ставропольского края) было принято в 1877 году. Первое поселение было названо так же - Сухая Падина. Предполагалось, что оно станет базовым, и по мере дальнейшего освоения окрестностей и прибытия очередных переселенцев вокруг него начнут появляться другие населённые пункты. На карте Терской области 1928 года хорошо видны итоги этого процесса. Впрочем, последующие события ХХ века внесли в эту карту существенные коррективы: в Степновском районе давно уже нет села Сухая Падина, и лишь на спутниковых фотоснимках едва угадываются его былые очертания.

Покровская церковь села Соломенского
Сёла Сухая Падина, Соломенское, Степное, а также окрестные колонии,
посёлки и хутора на карте Терской области 1928 года

Тогда же, в 1880 году, в окрестности Сухой Падины прибыли 186 семей из Полтавской, Черниговской, Николаевской и Херсонской губерний Российской Империи. Им предоставили трёхлетнюю налоговую льготу и материалы для обустройства на новом месте.

1882 год выдался для переселенцев на редкость благоприятным в сельскохозяйственном плане. Крестьяне собрали хороший урожай, а всю солому и сено с полей перевезли на свои подворья. Осенью из центра губернии к поселенцам приехали государственные чиновники - для составления похозяйственных паспортов личных хозяйств и регистрации общинных земельных владений. Местное предание гласит, что, подъезжая к Сухой Падине, они увидели множество громадных скирд соломы, а рядом едва приметные саманные хатёнки. «Это же соломенное село! Соломенка!» — произнёс один из чиновников. Так появилось новое название. Позже оно изменилось и стало таким, каким его знаем мы, - Соломенское.

Изначально все переселенцы исповедывали православие, и им приходилось ездить в церковь в ближайшее тогда село Воронцово-Александровское (ныне - город Зеленокумск), что было не удобно.

Строительство церкви в Соломенском неразрывно связано с возведением нового здания для школы. Об этом, в частности, говорится в заметке «Несколько слов о постройке нашей школы», опубликованной на стр. 1194-1198 в «Ставропольских епархиальных ведомостях» № 23 от 1 декабря 1898 г.

Покровская церковь села Соломенского Покровская церковь села Соломенского Покровская церковь села Соломенского
Покровская церковь села Соломенского Покровская церковь села Соломенского
Фотокопии страниц заметки «Несколько слов о постройке нашей школы»

Автор, скрывающийся за инициалами «В. Ч.», в частности, пишет: «В 1895 году по почину местного о. уездного наблюдателя [1], впервые, кажется, возникает вопрос о постройке здесь нового школьного помещения вместе с постройкой церкви. В виду незначительного местного населения (около 200 дворов надельных крестьян) предполагалось даже совместить в одном здании и церковь, и школу. На постройку здания церкви-школы получено было пособие от Училищного Совета и от Андреевско-Владимирского Братства - всего, по словам о. уездного наблюдателя, более 2,5 тысячи рублей; затем, из духовной консистории выдана была книжка для сбора пожертвований на постройку той же церкви-школы, и кроме того, около 7-8 тысяч рублей добавило общество. К концу 1896 года здание церкви-школы было отстроено. Но ещё до окончания постройки Соломенское общество возбудило перед епархиальным начальством ходатайство об оставлении всего помещения для церкви и с своей стороны обязалось построить для школы помещение отдельно от церкви. Просьба Соломенского общества была уважена, и потому переход школы в новое помещение церкви-школы не состоялся...»

В Ставропольском государственном музее им. Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве имеется фотография с надписью: «Общий вид демон.[страции]-митинга в с. Соломенки Тер. окр. 7/XI-1929 г.». К сожалению, по объектам, попавшим в кадр, сегодня уже невозможно определить, что это тот населённый пункт, который нас интересует, - остаётся только верить надписи. Письменные исторические источники свидетельствуют, что в этот день в Соломенском было объявлено о начале коллективизации и создании первого в Степновском районе колхоза им. Ленина. Вероятно, по этому случаю и было сделано данное фото. (В кадре можно насчитать до 4,5 тыс. человек, следовательно в митинге принимали участие и жители ближних хуторов.) Словесное описание конструктивных элементов Покровской церкви, которое будет приведено ниже, также вполне соответствует фотографическому изображению. Поэтому есть достаточные основания полагать, что на этом фото - действительно Покровская церковь села Соломенского.

Покровская церковь села Соломенского
Фотография из ГБУК СК «Ставропольский государственный историко-культурный
и природно-ландшафтный музей-заповедник имени Г. Н. Прозрителева
и Г. К. Праве». (Источник)
Покровская церковь села СоломенскогоПокровская церковь села Соломенского
Покровская церковь с. Соломенского. Укрупнённый и отретушированный фрагмент
фотографии «Общий вид демон.[страции]-митинга в с. Соломенки Тер. окр. 7/XI-1929 г.»

Под «церковь-школу» приблизительно в ста метрах от здания сельской управы был отведён небольшой земельный участок. Сегодня он находится между зданием бывшего детского сада по ул. Почтовой и двухквартирными жилыми домами по ул. Калинина, и его занимают три приусадебных участка (огороды).

Церковное здание было сложено из «жжёного» (красного) кирпича, имело в плане продолговатую форму, вытянутую с востока на запад, двухскатную железную крышу и один купол с крестом. Строительные материалы для него доставлялись со складов железнодорожной станции «Незлобная» близ Георгиевска. Помещение для молящихся (судя по фундаменту, существовавшему до 1950-х годов) имело размеры около 12 х 25 метров (300 кв. м). Храм был «холодным», т. е. зимой не отапливался.

С западной стороны вплотную к церкви примыкала колокольня, представлявшая собой четырёхскатную крышу (навес), под которой висел колокол, установленную на четырёх кирпичных столбах. Прихожане попадали в церковь, проходя между этими столбами и поднимаясь затем по трём ступеням, составлявшим паперть. В дошедших до наших дней свидетельствах старожилов упоминается только один колокол.

Церковный двор окружала кирпичная ограда. На нём помимо церкви находились хозяйственные постройки, а также два бассейна глубиной по 10 метров, в которые собиралась с кровли дождевая или талая вода, использовавшаяся затем для приходских нужд.

Указом Святейшего Правительствующего Синода № 6825 от 31 декабря 1896 г. в с. Соломенском был открыт самостоятельный приход с причтом из священника-миссионера и псаломщика-учителя. Первым священником Покровской церкви стал Василий Черешнев (с 01.02.1897 г.), ранее служивший диаконом в селе Дивном. Очевидно, именно его инициалы «В. Ч.» стоят под статьёй «Несколько слов о постройке нашей школы».

Покровская церковь села Соломенского Покровская церковь села Соломенского
«Ставропольские епархиальные ведомости»
№ 3, 1897 г., стр. 137
«Ставропольские епархиальные ведомости»
№ 4, 1897 г., стр. 194

Первым псаломщиком был назначен «сын умершего священника» Иван Иноков (с 29.03.1897 г.).

По случаю освящения Покровской церкви жительница села Ирина Емельяновна Назаренко пожертвовала полные богослужебные облачения для священника и дьякона стоимостью 135 руб., а также икону святого апостола Иоанна Богослова стоимостью 12 руб. и два покрывала — на престол и жертвенник - стоимостью 10 рублей каждое. Ещё одна местная крестьянка, Стефания Горбанева, пожертвовала в храм полные облачения ценой в 45 руб.

Известно, что в последующие годы священниками Покровской церкви были: законоучитель иерей Иван Невский (1900 г.), иерей Павел Эрастов (04.1902 г.), иерей Владимир Зарицкий (08.1902 г.), иерей Николай Кравченко (1906 г.), иерей Николай Парадиев (1908 г.), иерей Григорий Дмитриевский (1910 г.), а псаломщиками - Арсений Соколов, Дионисий Старокожев, Борис Гобликов и Иван Карагачев.

В 1907 году на сельском сходе соломенцы избрали крестьянина Семена Царицынского первым церковным старостой. Эта должность в то время утверждалась Советом Ставропольской епархии. При нём на приходе появилась должность просфорника (человека, который занимался изготовлением богослужебных хлебов - просфор). С 1914 года церковным старостой стал Федор Вальчук.

В 1918 году по Ставропольской губернии прошла волна погромов помещичьих усадеб и православных храмов. В сентябре 1918 года в Соломенском появился вооружённый отряд красноармейцев, который разграбил и разгромил Покровскую церковь. Тогда же погиб и служивший в ней выпускник Ставропольской духовной семинарии 1906 года, 27-летний священник Григорий Дмитриевский.

Протопресвитер Михаил Польский в своей книге «Новые мученики российские» (1949 г., Джорданвилль, гл. 28) пишет: «Священник села Соломенского Ставропольской губернии Григорий Дмитриевский, выведенный большевиками за село на казнь, просил дать ему помолиться перед смертью. Он опустился на колени и молился вслух, осыпаемый насмешками и требованиями скорее кончать молитву. Не дождавшись конца молитвы, большевики бросились на него, коленопреклоненного, с шашками, и отрубили ему сначала нос и уши, а потом голову».

В самом Соломенском документальных подтверждений этому трагическому событию не имеется, а дошедшие до наших дней фрагменты рассказов, передававшихся местными жителями от поколения к поколению, не содержит никакой конкретики. Ясно только, что священник был убит красноармейцами на сельской площади, которая с северной стороны плавно переходила в поле (что вполне соответствует словам «за село»), и затем похоронен местными жителями в церкви или у церкви. Точное место захоронения не установлено. Вполне вероятно, что, согласно обычаю, о. Григорий был похоронен на территории церковного двора, восточнее алтарной части храма.

После убийства священника богослужения в Покровской церкви не совершались, однако, судя по выше приведённому фото, она благополучно простояла до ноября 1929 года. Считается, что здание церкови было разобрано в 1930-32 годах, после организации в селе двух колхозов: кирпич был использован на их хозяйственные нужды. Остатки фундамента церковного здания были выкопаны экскаватором в 1954 году, когда началось строительство сельского Дома культуры (сегодня это дом для пожилых людей «Надежда»). В конце 1960-х территория бывшего церковного двора была распланирована, и на ней построили первые двухквартирные дома по улице Калинина.

Общественные дома, в которых на рубеже ХIХ-XX веков проживали священники и псаломщики, стояли напротив храма — на углу сельской площади и улицы Калинина. Сегодня это место находится за зданиями Дома быта и Правления колхоза.

В 1935 году по инициативе прихожан к дому, где проживал священник, было пристроено саманное помещение размером 10 х 17 метров, в котором возобновились церковные службы. Пол этого помещения был выложен кирпичом от разрушенной церкви.

В 1937 году в стране Советов начался «ежовский» период массовых репрессий. Через 19 лет после убийства священника Григория Дмитриевского, также в сентябре, сотрудниками НКВД был арестован и приговорён к высшей мере наказания - расстрелу - священник села Соломенского Тимофей Гаврилович Максимов (1894 г. р.). Месяцем ранее такая же точно участь постигла священника села Степного Павла Трофимовича Коломийца (1884 г. р.) В итоге в Степновском районе священников не осталось, и богослужебная жизнь здесь надолго прекратилась.

После Великой Отечественной войны бывшие дома священника и псаломщика были переданы школе, и в них проживали приезжие учителя. Пристройка, где когда-то проводились богослужения, много лет использовалась как школьный спортзал и тир. В 1964-73 годы пристройкой пользовалась сельская футбольная команда. В середине 1970-х, после ввода в строй нового здания сельской школы, бывшие дома священника и псаломщика полностью разобрали, а в начале 1980-х на их месте были построены дома для колхозников Руденко и Разгильдеева.

Обратим теперь своё внимание на образовательные учреждения, действовавшие в селе до революции.

Первая школа грамотности в Соломенках была открыта в 1887 г., за девять лет до появления храма. Для неё сельская община специально построила «общественно-церковный дом», потратив на это 200 рублей. Содержание школы в год обходилось общине в 220 руб. при зарплате учителю в 160 руб. Школу могли посещать местные жители любого возраста. Занятия проводились шесть месяцев в году. Обучали в школе только письму и счёту. Учитель проживал в одной из классных комнат.

В 1892 г. Училищный Совет Ставропольской епархии преобразовал школу грамотности в одноклассную церковно-приходскую школу (ЦПШ). В ней обучались дети в возрасте 8-12 лет, обоих полов, одновременно в одной классной комнате с единственным учителем. Обучение было бесплатным, без ограничения по сословиям и вероисповеданию. Преподавались Закон Божий, церковно-славянская грамота, церковное пение, русский язык, письмо, начальная арифметика, рукоделие (для девочек). Окончившие ЦПШ имели возможность поступать в духовную семинарию.

Первым заведующим Соломенской ЦПШ был священник села Степного Гавриил Шульгин, а после освящения Покровской церкви школой стали заведовать местные священники. Первым законоучителем школы был выпускник духовной семинарии Пётр Костинский, получавший жалование в размере 400 рублей в год.

Однако в деле образования имелись и проблемы, которые решались далеко не сразу и с большим трудом. В заметке «Несколько слов о постройке нашей школы» описывается, в каком состоянии находился «общественно-церковный дом» в 1895 году. «Просьба Соломенского общества была уважена, и потому переход школы в новое помещение церкви-школы не состоялся, о чем особенно горевал В. К. [2], бывший тогда здесь учитель и разстроивший здесь своё здоровье. Он постоянно беспокоился, что школа со дня на день может завалиться. По его настоянию крыша на старом школьном помещении была сверх земли прикрыта черепицей, к стенам приставлены были подпорки, и в этом уже виде, напоминавшем сказочную избушку на курьих ножках, эта избушка, или по-здешнему землянка, служила школьным помещением до весны нынешнего [1898] года. Наконец, прошлой весной Соломенское общество постановило приговор о постройке нового помещения для школы, признав в том же приговоре прежнее помещение школы “не соответствующим своему назначению”. По указанию о. уездного наблюдателя составлен был план школы и с мая месяца началась постройка, которую по условию подрядчик должен был окончить к 15 августа, но по разным причинам, о которых будет упомянуто ниже, постройка затянулась и окончена только к половине октября, не считая уже некоторых мелких работ внутри и вне здания, оставшихся ещё не оконченными».

На первый взгляд, в только что процитированном отрывке идёт речь о новом здании школы села Соломенского, которое должно вступить в строй вместо обветшавшего старого «общественного-церковного дома». Но нет. На самом деле новое здание начали строить в приписном посёлке Островском, который был основан в одной версте от Соломенского (сегодня это восточная часть села, район старой мельницы и кирпичного завода) переселенцами баптистского толка, приехавшими из центральных губерний России.

Приобщение баптистов к православной вере являлось одной из главных задач соломенского духовенства. Лучшим же средством воздействия на заблудших и защиты православных верующих от отпадения в сектанство всегда считалось просвещение. Взрослых баптистов переубедить было уже невозможно, поэтому ставка в борьбе с сектантами была сделана на подрастающее поколение. В конце XIX века в обществе возник огромный запрос на обучение детей грамоте, что вызвало бурный рост количества церковно-приходских, а затем и «министерских» (т. е. подведомственных Министерству народного просвещения) школ. Учёба стала не только практически важным, но и престижным делом.

Однако совершенно очевидно, что сектанты никогда бы не отпустили своих детей в школу, которая располагалась в здании православного храма. Возможно, этим и было обусловлено решение отказаться от совмещённой «церкви-школы». Но и церковно-приходская школа была для баптистов не особо желанной. Во всяком случае, это объясняет подробно описанную в заметке «Несколько слов о постройке нашей школы» пассивность местного «общества» в отношении строительства её здания, выражавшуюся в нежелании финансировать работы, в различных проволочках и т. п.

Заведующим новой школой в пос. Островском был назначен уездный наблюдатель, священник Андрей Богословский. Он контролировал ход строительства и одновременно проводил разъяснительную работу с местными жителями. Большую помощь в этом оказывало Андреевско-Владимирское братство, которое издавало противосектантские листки и брошюры, а через книжный склад безвозмездно передало местным священникам книги стоимостью 25 рублей для распространения среди населения и проведения бесед.

На строительство школы Училищный совет Епархии и Андреевско-Владимирское братство выделили, соответственно, 500 и 700 рублей. Кроме того, Земский начальник села Воронцово-Александровского А. Ф. Подгурский и купец А. И. Юхименко пожертвовали по 300 рублей, а попечитель церковно-приходской школы Фока Степанович Горбанев подарил икону стоимостью 63 руб. и на свои средства изготовил 10 парт.

Новое здание ЦПШ, как говорится в заметке, было освящено 18 октября 1898 года, а на следующий день в нём начались занятия. «Здание школы 25 арш.[ин] длиною и 16 арш. шириною (17,78 х 11,38 м - ред.), выстроено из саманного кирпича и облицовано наружи жжёным кирпичом, а внутри оштукатурено. Все здание делится на четыре комнаты, с тремя отдельными ходами. Классная комната - размером 14 х 10  арш. (9,96 х 7,11 м - ред.); затем комната для учителя, а при ней кухня; кроме того в запасе ещё имеется комната, в которой, в случае надобности, можно поместить 25-30 учеников или открыть особую школу для девочек. Словом, школьное помещение, судя по всему, весьма приличное. Соломенцы сами не нахвалятся своей школой и признаются, что не ожидали видеть у себя такую школу», - пишет священник Василий Черешнев, не упоминая, что школа построена в приписном пос. Островском, а не вместо старой школы в с. Соломенском. Версию, объясняющую это обстоятельство, рассмотрим чуть позже.

Учительствовать в церковно-приходских школах, согласно постановлению Епархиального Училищного Совета, имели право лица с полным семинарским образованием, умеющие вести с населением беседы миссионерского характера. Им полагалось жалование в размере 500 руб. в год, и они обязаны были служить не менее 3-х лет. Первым учителем школы посёлка Островского был назначен Иван Миронов из Правокумской церковно-приходской школы, имевший педагогическую и миссионерскую практику по работе с населением.

Приобщение местных баптистов к православию шло с переменным успехом. С одной стороны, за успешную работу в этом направлении денежными премиями от Епархиального Училищного совета были отмечены соломенские священники Черешнев и Кравченко, а также псаломщики Иноков и Старокожев. Известно, что первыми из числа местных сектантантов, которые перешли в православие в Покровской церкви села Соломенского, были крестьяне Самсон Пастернак, его жена Евдокия (оба 35-ти лет от роду) и их дети, а также Анна Пасько (22-х лет). С другой стороны, уже на следующий год после открытия поселковая церковно-приходская школа стала именоваться «школой грамотности», с незначительным упрощением образовательной программы, хотя Андреевско-Владимирское братство ещё ряд лет продолжало финансировать её содержание.

Школа в пос. Островском была закрыта в 1920 году из-за отсутствия финансирования. А в 1932 году на общем собрании колхоза им. Красных Партизан было принято решение разобрать её здание и заново построить в с. Соломенском, рядом с Правлением колхоза и колхозным клубом, чтобы в селе появилась ещё одна начальная школа. К этому времени пространство между селом и посёлком было полностью застроено домами новых переселенцев из центральных губерний России и получило местное название «Бугаевка». Протяжённость села Соломенского из-за этого превысила семь километров, что, конечно, было не в пользу переноса школы. Но имелась и вторая причина: здание поселковой школы попало в зону проектируемого Комсомольского канала, и сохранить его не представлялось возможным. Начальная четырёхклассная школа, ставшая преемницей поселковой ЦПШ, просуществовала в селе до 1974 года, когда была окончательно ликвидирована в связи с вводом в эксплуатацию нового здания сельской школы.

В 1892 году в селе Соломенском была открыта ещё и земская школа, подчинявшаяся Министерству народного просвещения, а не Епархиальному Училищному совету. Первым её учителем был А. С. Козлов. В земских школах, позже преобразованных в министерские училища, тоже преподавался Закон Божий, однако в целом эти учебные заведения начального образования были значительно более светскими, чем церковно-приходские школы. Акцент в них делался на умении читать и считать, а также давались начальные знания в области ремёсел и сельского хозяйства. По этой причине состоятельные граждане и зажиточные крестьяне стремились определить своих детей именно в школы Министерства народного просвещения, а не в церковно-приходские. Соответственно, министерские школы получали значительно бóльшую материальную поддержку от богатых родителей учащихся. Так, например, попечителем министерского училища села был купец 2-й гильдии Андрей Иванович Юхименко из села Воронцово-Александровского, который имел собственный торговый интерес в селе. Впрочем, Юхименко внёс свой вклад и в строительство здания ЦПШ в пос. Островском, пожертвовав 300 рублей.

Возможно, именно появление в Соломенском земской школы послужило причиной для преобразования в том же 1892 году сельской школы грамотности в церковно-приходскую. Скорее всего, министерское училище полностью удовлетворяло запросы подавляющего большинства местного зажиточного населения в образовательных услугах. Именно это обстоятельство обуславливало и ветхость землянки, в которой размещалась церковно-приходская школа, и принятие решения о превращении «церкви-школы» в «только церковь», и строительство нового здания ЦПШ в посёлке Островском, и отсутствие у местного «общества» энтузиазма по поводу этого строительства. Впрочем, всё это вполне соответствовало общей по Российской Империи ситуации, суть которой заключалась в гораздо большей популярности образовательных учреждений, подведомственных Министерству народного провсещения, чем церковно-приходских школ.

В 1920-е годы в здании министерского училища размещался Ликбез, а с середины 1930-х оно стало одним из трёх учебных корпусов местной средней школы. Во время Великой Отечественной войны в нём был развёрнут госпиталь - сначала немецкий, а потом советский. Рассказывают, что умерших солдат хоронили неподалёку, однако точное место захоронений на данный момент не установлено. После войны и вплоть до 1972 года это здание вновь было одним из корпусов сельской средней школы, прослужив соломенцам по своему назначению в течение 95 лет. После того, как в селе было простроено новое двухэтажное здание средней школы, бывшее здание министерского училища освободилось и долгое время никак не использовалось. Затем председатель колхоза им. Калинина решил отремонтировать его и продать в частное пользование.

2 марта 1992 г., во время проведения ремонтных работ, строитель Александр Владимирович Сотников обнаружил в подвале, в северо-восточном углу этого здания, у основания фундамента, два старых камня, вырезанных из ракушечника, уложенные один на другой. На нижнем камне был вытесан крест, в верхнем углублении которого лежала серебряная десятикопеечная монета, а в углублении справа — медная пятикопеечная монета, отчеканенная в 1881 г. На втором камне, который лежал «лицом» на нижнем камне, была высечена дата: «26 мая 1896 года». И камни, и монеты были переданы в школьный музей (откуда потом монеты, к сожалению, пропали).

Покровская церковь села Соломенского
Камни с крестом и надписью, найденные в подвале здания
бывшего министерского училища

Скорее всего, это - закладные камни здания церковно-приходской школы пос. Островского. Наиболее вероятная версия развития событий такова. В 1933-34 годах колхоз разобрал школьное здание и перенёс его в село. При этом были найдены закладные камни и переданы в школьный музей. Перед оккупацией всё имущество школы, в т. ч. и музейные экспонаты перенесли в подвал бывшего министерского училища. Автор этих строк будучи восьмиклассником излазил весь этот подвал, - он тогда был завален разным старым хламом. Поэтому камни были найдены только в 1992 году - после очистки подвала от мусора.

Ремонт был проведён только в восточной половине здания, которая после этого была продана Виктору Георгиевичу Царицанскому. Западная же половина до сих пор находится в заброшенном состоянии.

В послевоенные годы соломенские верующие собирались в частном доме Устиньи Дьяченко, затем Марии Сварич и Марии Диденко. Когда главой администрации села Соломенского стал сын Марии Сварич - Григорий (1994-1995 годы), верующим была выделена для религиозных целей комната в здании Дома быта, принадлежащего колхозу им. Калинина. Ответственной стала прихожанка Раиса Маленькая. Богослужения совершал настоятель церкви Рождества Пресвятой Богородицы села Степного иерей Андрей Чернов. Силами прихожан Таисии Андриенко, Григория Сварич, Раисы Маленькой и всех жителей села были собраны деньги для покупки жилья В. Г. Царицанскому. После долгих уговоров, в 2004 году, он согласился переехать в другой дом, купленный на собранные средства. В той части здания, где он проживал, стараниями верующих был оборудован Покровский молитвенный дом, и приходская жизнь стала потихоньку налаживаться.

Настоятелями этого молитвенного дома в последующее время были: иерей Андрей Чернов (2003-2008 гг.), иерей Павел Иватской (2008-2011 гг.), иерей Андрей Чернов (2011-2012 гг.), протоиерей Евгений Скицан (2012-2013 гг.), иерей Евгений Семилетов (2013-2015 гг.). В 2015 году его настоятелем был назначен игумен Сергий (Максименко), который занимает эту должность и сегодня. В 2018 году он привёл все необходимые документы в надлежащий порядок, после чего появилась возможность составить дарственную от В. Г. Царицанского, согласно которой приходской дом был передан Георгиевской епархии.

Владимир Рева,
с. Соломенское.

_____________

[1] Уездный наблюдатель - священник, в дореволюционной России осуществлявший инспекторский надзор за деятельностью церковно-приходских школ в территориальных рамках уезда. Регулярно посещая ЦПШ, он обращал внимание на «все стороны школьной жизни», выявлял недостатки по хозяйственной и учебно-воспитательной части и давал рекомендации по их устранению. Был подотчётен епархиальному Училищному Совету. В статье не названа фамилия уездного наблюдателя, но из других источников известно, что им был священник Андрей Богословский из с. Воронцово-Александровского.

[2] Скорее всего, здесь в заметке допущена опечатка, и следует читать: «П. К.» - Пётр Костицкий.