Информация к новости
  • Просмотров: 3004
  • Автор: admin
  • Дата: 5-11-2015
5-11-2015

Рубрика: Страницы истории

 

Георгиевский список Моздокской (Иверской) иконы Пресвятой Богородицы

Исторически так сложилось, что ныне действующий Георгиевский храм г. Георгиевска, помимо всего, что присуще любому православному храму, является местом хранения различных святынь и предметов церковной утвари, пожертвованных разными людьми для строящегося собора святого великомученика Георгия Победоносца. Одна из таких святынь — большая икона Пресвятой Богородицы, выполненная в византийском стиле — Георгиевский список Моздокской (Иверской) иконы Божией Матери. Те, кому посчастливилось побывать в алтаре Георгиевского храма г. Георгиевска, наверняка видели эту икону, висящую на южной стене рядом с окном, через которое открывается вид на будущий кафедральный собор.

Георгиевский список Моздокской (Иверской) иконы Божией МатериГеоргиевский список Моздокской (Иверской) иконы Божией Матери

Эта икона 19 сентября 2003 года была пожертвована для строящегося собора одной молодой на тот момент георгиевской семьёй N. Я близко знаю этих людей, однако имена и фамилию их не назову, так как в 2003 году они были категорически против огласки: «Мы подарили Собору икону не для того, чтобы прославиться». В то время супругам было по 27 лет, а их двум дочерям — пять и два года. Муж работал предпринимателем на одном из оптовых рынков Пятигорска, жена вела домашнее хозяйство. Оба — православные христиане, постоянные прихожане Георгиевского храма.

Супруги прочитали брошюру[1], повествующую о явлении чудотворной иконы в Моздоке, и у них сразу родилась идея заказать список (копию) для строящегося собора. Через знакомых и родственников навели справки в Троице-Сергиевой Лавре, где находится иконописная школа Московской Духовной Академии. Выяснилось, что написать икону таких размеров стоит около 30 тысяч рублей в ценах 2003 г. (по курсу валют того времени — около одной тысячи долларов). Глава семьи поехал в г. Сергиев Посад, чтобы найти иконописца, который бы взялся за работу. С многими специалистами он беседовал, но все отказывались. Оказывается, в Московской Духовной Академии изучают и пишут иконы преимущественно в традициях московской школы иконописи ХV века (так писали преподобный Андрей Рублёв и его ученики), а Моздокская икона написана в византийских традициях XII века.

Нужного специалиста — да ещё какого! — найти удалось буквально чудом (встретились заказчик и исполнитель во дворе Лавры). Им оказался Самсон Марзоев, осетин, выпускник иконописной школы Московской Духовной Академии, один из немногих на тот момент специализировавшийся на византийской иконописи. Кроме того он занимается проектированием иконостасов, храмовой росписью и даже дизайном колоколов. Самсон был очень сильно загружен работой, но не смог отказать, так как и сам давно хотел написать Моздокскую икону Пресвятой Богородицы. И не только хотел написать, но даже приготовил для неё иконную доску, размер которой соответствовал размеру чудотворной иконы, до революции 1917 года находившейся в Успенской церкви города Моздока, — один аршин и двенадцать вершков (124 см) высоты и один аршин и семь вершков (102 см) ширины.

Сговорились быстро, ударили по рукам, и работа закипела. Самсон писал образ во Владикавказе, где живут его родители. Он должен был закончить работу к 28 августа (15 августа ст. ст.) — празднику Успения Пресвятой Богородицы. В этот день (а также на преполовение Пятидесятницы, в 25-й день после Пасхи) Православная церковь чтит память этой иконы. Однако позже для пользы дела решено было не торопиться, положившись в сроках на волю Божию. На написание иконы иконописцу понадобилось около двух месяцев.

И вот 17 сентября 2003 года супруги поехали во Владикавказ, погрузили пахнущую свежей олифой и воском икону в свою машину и вернулись домой. А дома случилось вот какое происшествие: младшая дочка решила потрогать икону, и на ещё не высохшей олифе, которую по технологии наносят сверху слоя краски, остались следы. В ужасе супруги бросились к телефону — звонить Самсону Марзоеву. Тот пообещал приехать и всё исправить на месте. Воистину, что ни делается, всё к лучшему: так Самсон и его жена (тоже иконописец) побывали в Георгиевске. К счастью, повреждения оказались незначительными и их удалось полностью устранить. Вечером 19 сентября супруги-жертвователи и супруги-иконописцы отвезли икону в храм Святого великомученика Георгия Победоносца и в торжественной обстановке передали священникам во главе с настоятелем храма, благочинным Георгиевского округа протоиереем Михаилом Терюшовым.

Тогда же в первый раз увидел её и я. Впечатления от этого момента запомнились надолго. Все, с кем тогда разговаривал, отмечали одно и то же: от иконы невозможно отвести глаз — такая она красивая, и, глядя на неё, в душе ощущаешь неописуемые словами радость и спокойствие.

Немного позже мне довелось побеседовать с иконописцем. Самсон объяснил, что сохранившиеся до наших дней изображения иконы не вполне соответствуют тому, которое было у неё первоначально: образ несколько раз подновляли и при этом были внесены некоторые искажения. Самсон также не стал писать красками золотой оклад, потому что он не является частью собственно иконы и был сделан позже. Таким образом, иконописец создал копию-реконструкцию византийской иконы XII-XIII вв. Ещё Самсон пообещал тогда сделать проект киота для Георгиевского списка Моздокской Иверской иконы, если найдутся желающие пожертвовать на его изготовление.

Эти события произошли накануне памятного для Моздокской иконы и Ставропольской епархии события. 13 ноября 2003 г. по благословению епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана (Ашуркова) в г. Моздоке начался Крестный ход, посвящённый 160-летию Ставропольской епархии Русской Православной Церкви, со списком Моздокской иконы Пресвятой Богородицы, хранящимся в Успенском храме этого города. К началу торжеств святыня была доставлена в Андреевский собор г. Ставрополя, а с 20 декабря началось её перенесение по епархии по маршруту: Ставрополь - Михайловск - Светлоград - Благодарный - Будённовск - Георгиевск.

До конца 1930-х годов Моздокская икона Пресвятой Богородицы пребывала в киоте за правым нижним клиросом Моздокского Успенского собора. Сохранилась ли оригинальная икона после разрушения собора и где ее местопребывание, до сегодняшнего дня не известно. К счастью, в своё время с неё было сделано немало списков. Автору этих строк приходилось слышать о 7 или 8 старинных списках. Пожалуй, наиболее почитаемый из них хранится в Успенском храме г. Моздока (бывшем армянском). Также списки иконы есть в Лазаревском храме г. Пятигорска, Никольском храме г. Прохладного, Ильинском храме г. Владикавказа. В Михайло-Архангельском храме станицы Марьинской (Пятигорская епархия) хранится список Моздокской иконы из разрушенного храма Рождества Пресвятой Богородицы Георгиевского женского монастыря.

Четыре дня — с 13 по 17 января 2004 года — чтимый список Моздокской иконы Пресвятой Богородицы находился в Георгиевске. Половину этого срока кавказская святыня пребывала в Георгиевском храме, а другую — в Никольском соборе. По свидетельству многих, уже одно прикосновение к святыне, лицезрение её облегчало душевные муки, наполняло сердца умиротворённостью и надеждой.

Проводив вместе с многочисленными верующими Моздокскую икону (т. е. её Моздокский список) из Георгиевского храма, духовенство сразу же вынесло из алтаря в центр храма её Георгиевский список.

В ноябре 2003 г. мною по просьбе протоиерея Михаила Терюшова был изготовлен макет карманной иконки с изображением Георгиевского списка. Саму иконку отпечатали фотографическим способом в одном из фотосалонов Пятигорска, на обратную сторону наклеивали бумажку с поясняющей надписью, а затем ламинировали. Таких иконок было изготовлено несколько сот штук для распространения среди прихожан Георгиевского храма и паломников.

Карманная иконка с изображением Георгиевского спискаКарманная иконка с изображением Георгиевского списка

С 2004 по настоящее время Георгиевский список Моздокской иконы Божией Матери постоянно находится в алтаре Георгиевского храма. Икона очень тяжёлая, очень дорогая, поэтому, боясь повредить, её очень редко — буквально считанные разы — выносили на середину храма для поклонения верующих. В такие дни перед иконой священником читался акафист.

Существовала идея, предполагавшая установку этой иконы в местный ряд главного иконостаса строящегося собора — при условии, что Самсон Марзоев в том же византийском стиле напишет икону Христа Спасителя или даже весь иконостас. Однако идея с размещением Георгиевского списка в отдельно стоящем напольном киоте мне представляется значительно более интересной, поскольку позволяет подчеркнуть особое почитание Моздокской иконы Пресвятой Богородицы на Северном Кавказе.

иерей Владимир Шалманов.

 


Примечание 1. Текст брошюры дореволюционного издания.


ЯВЛЕНИЕ
чудотворной иконы Божией Матери,
именуемой
«МОЗДОКСКАЯ»

 

«Долг обдержит человека всегда воспоминати величия Божия,
где-либо и каковая сотвореная чудесне,
такожде и Пренепорочная Девы Владычицы Марии,
бывшая и бываемая чудеса памятью содержати должно
и благохвалением светло торжествовати».

Пролог 26 июня.

 

Чудотворная икона Божией Матери, находившаяся в Успенской церкви города Моздока Терской области, принадлежит к числу древнейших святынь православной церкви. Она называется Иверскою потому, что писана в Иверии (Грузии) иверским иконописцем, имеет над собою иверскую надпись и писана по образу иконы Божией Матери, нарицаемой Иверскою. Благодатною своею силою она прославилась на Кавказе издавна и в настоящее время благоговейно почитается как чудотворная икона не только православными христианами, но и неправославными. С Кавказа ея слава распространилась в землю Войска Донского и в губернию Воронежскую, перешла и через Кавказские горы в Закавказье.

Хромолитография "Точное изображение Чудотворной Иконы Пресвятой Богородицы Моздокской на Кавказе". 1895 г.Хромолитография "Точное изображение Чудотворной Иконы Пресвятой Богородицы Моздокской на Кавказе". 1895 г.
«Точное изображение Чудотворной Иконы
Пресвятой Богородицы Моздокской на Кавказе».
Декабрь 1895 г.
Хромолитография из архива
библиотеки Георгиевского храма г. Георгиевска.

 

Приступая к изданию настоящего сказания, изложим кратко историю Моздокско-Иверской иконы Божией Матери, опишем некоторые чудеса, от неё истекшие, покажем, каким образом в настоящее время по преданию и местным обычаям воздается сей святыне достойное почтение.

В конце XII и в начале XIII столетия в единоверной нам Грузии царствовала знаменитая царица Тамара, время ее царствования было самым счастливым и славным временем Грузии. С мудростью государственного управления она соединила святую ревность о распространении и утверждении христианской веры между подвластными ей народами. Памятниками этой ревности доселе служат остатки храмов, построенных ею в горах и ущельях Кавказа и Закавказья. Созидая святые храмы, царица не щадила средств для их украшения святыми иконами, снабжала церкви утварью и богослужебными книгами.

Тамара была дочерью осетинской княгини Буджуханы и, по разводу с первым мужем своим, русским князем Георгием, сыном Андрея Боголюбского, имела вторым супругом осетинского князя Давида Сослана. Эта двойная родственная связь Тамары с осетинским народом внушала ей особенную заботливость об утверждении христианства между новопросвещенными осетинами. К осетинам посылала она из Грузии священнослужителей и учителей. По свидетельству предания, в один из храмов, построенных около осетинского аула Марьямка в Куртатинском округе, Тамара прислала от себя икону Божией Матери, писанную находившимся при дворе иконописцем, по преданию, приготовлявшимся к своему труду шестинедельным постом. Икона эта в последствии прославилась чудесными знамениями. Церковь, в которой она стояла, три раза подвергалась огню, и св. икону каждый раз во время пожара, находили целою на горе, неподалеку от церкви. Это чудесное спасение иконы Божией Матери от огня послужило первою причиною чествования, какое осетины стали воздавать ей, как чудотворной иконе. Чингисхан и Тамерлан, проходя через Кавказ из Азии в Европу со своими полчищами, ознаменовали свое шествие опустошением городов, разрушением св. храмов и избиением христиан. Разделение царства Грузинского на отдельные самостоятельные княжества и взаимные распри князей еще более ослабили его. Персы и турки, споря за обладание несчастной страной, вносили в нее новые опустошения. Внешние и внутренние бедствия Грузии отозвались печальными последствиями и на племенах Кавказа, бывших под ее властью. Осетины уже не попадали под влияние пастырей церкви, которых они получали от церкви грузинской: к этому времени Осетия отошла от Грузии, и их не стало. Вместо них явились к осетинам с проповедью магометанства мусульманские муллы. Народ, еще младенчествовавший в христианской вере, без руководства и поддержки учителей церкви, под влиянием проповедников Корана начал впадать в прежние заблуждения язычества и примешивать к ним магометанские верования. Свет веры христовой начал погасать в осетинах, но они сохранили уважение к святым христианским храмам и, по преданию, продолжали почитать Пресвятую Деву Марию, Илью пророка, Георгия Победоносца и других святых Божьих, сохранили некоторые христианские праздники и обряды. К иконе Богоматери, присланной Тамарою, продолжали питать, за чудеса ея, особое уважение. В 1567 году царь Иоанн Васильевич Грозный построил на реке Терек русский город Терки, и вслед за сим образовалось на Кавказе русское воеводство. Горские жители начали принимать от русских христианство и селиться между ними под именем новокрещенных.

В 1745 году императрица Елизавета Петровна учредила общество проповедников Евангелия для горских народов Кавказа и преимущественно для осетин под именем Осетинской Комиссии. Члены Комиссии просвещали святым крещением осетин, убеждая их переселиться из гор на русскую линию, чтобы влияние соседей и мусульманских мулл в Осетии не обратило их к прежним верованиям и обычаям. Некоторые из новопросвещенных, следуя этому внушению, оставляли свои аулы и селились в соседстве с русскими. Так около Моздока из горских выходцев, принявших христианство, образовалось целое поселение. В 1793 году императрица Екатерина II, для удобства в управлении разноплеменною Кавказскою паствою и для усиления Евангельской проповеди между Кавказскими народами, учредила в Моздоке епископскую кафедру и назначила на нее епископа Гаия, грузина родом, знакомого с нравом и языками горцев. Переселенцы были из Куртатинского округа. Они везли с собой на новое место жительства икону Божией Матери, присланную им царицей Тамарой и прославившуюся чудотворениями. Оставляя родной аул, они не хотели расставаться со своею древнею святынею. Прибыв к Моздоку, переселенцы остановились на ночлег в его предместии, в котором жили их единоплеменники. Во время ужина, в сумерки, они увидели, что от той арбы, в которой находилась икона Богоматери, исходит какой-то чудный свет, освещающий всю окрестность, свет этот не переставал сиять целую ночь. По утру осетины запрягли своих волов в арбу, в которой находилась икона Богоматери, но, несмотря на все понуждения и побои хозяев, животные не двигались с места. Долго осетины не знали, что в таком случае делать, пока один из них не рассказал, что слышал ночью голос, приказывающий оставить святую икону на том месте, где стояла арба. Как ни тяжело было расстаться с дорогою святынею, однако осетины вынули святую икону из арбы, поставили на указанном месте и отправились в путь (по направлению к Кизляру). Так как это событие случилось близ станицы, населенной осетинами, черкесами и казаками, недалеко от города, то слух о чудотворной иконе распространился сначала между ее жителями, а потом и в городе. Народ начал стекаться к иконе Богоматери толпами и многие из осетин узнали в ней ту икону, которая славилась чудотворениями в Осетии. Скоро узнал об иконе преосвященный из города и с крестным ходом отслужил пред нею молебен и поставил было ее в кафедральном Моздокском соборе, полагая представить ей здесь почетное место для постоянного пребывания. Но Богоматерь чудным образом известила епископа, что она желает пребывать своею иконою на том месте, где икона остановилась и провела ночь в осетинской арбе. Преосвященный поспешил построить здесь часовню и велел поставить в ней святую икону.

В 1797 году на месте часовни уже был и построен, и освящен храм во имя Успенской Божией Матери. Лес для постройки его доставили жители Луковской станицы, а сама постройка и внутренняя отделка произведены на сумму, собранную от отдельных добровольных жертвователей.

Успенская церковь, сооруженная усердием бедных жителей станицы Луковской при пособии пожертвований, не отличалась ни обширностью размеров, ни богатством утвари и украшений. Деревянные стены ее забраны были в столбы, на тесовой кровле без купола стоял железный крест. Внутри церкви на потолке был изображен Господь Саваоф, на ставнях было две иконы: храмовая — Успения Божией Матери и другая небольшая икона Богоматери — обе в серебряных ризах. Иконостас состоял из двух местных икон, писанных на полотне, и деревянного креста над царскими вратами с иконами святых апостолов. Священные сосуды — потир, дискос, звездица, два блюдца — были оловянные.

Около Успенской церкви был основан женский Успенский монастырь. Императрица Екатерина II в именном указе своем, данном Святейшему Синоду об открытии Моздокской епархии, повелевала открыть около Моздока два монастыря: мужской и женский, оба второго класса. В последнем, по предначертанию мудрой Государыни, должны были учиться дети женского пола закону Божиему и мастерствам, в жизни потребным и находить прибежище беспомощные вдовы, которые бы надзирали за воспитанием детей. Святейший Синод, вследствие Высочайшего указа, сделал со своей стороны распоряжения и подробные наставления новопоставленному епископу Гаию касательно управления епархией и евангельской проповеди горским народам, а также помещения для епископа, штата консистории и устройства мужского монастыря. Но об основании женской обители в этой инструкции Святейшего Синода епископу Гаию не было сказано ни слова. Вероятно, основание ее и изыскание средств к ее содержанию представлялось последующему времени и благоприятным обстоятельствам. Прибытие в Моздок чудотворной иконы приблизило это время, а благочестивое усердие жертвователей обещало средства к поддержанию монастыря. Успенский монастырь действительно имел вид обители, возникающей на свет за счет добровольных пожертвований поклонников, приходивших в Успенскую церковь помолиться пред чудотворной иконой.

По указу Святейшего Синода 16 октября 1799 года Моздокская епархия была упразднена, а с нею вместе был закрыт Успенский монастырь. В следующем году настоятельница монастыря Евфимия и три послушницы, оставшихся еще в закрытом монастыре, переведены в Астраханский Благовещенский монастырь. Преосвященный Астраханский Платон, в непосредственное ведение которого поступила Кавказская паства, распорядился было о закрытии монастыря. Вследствие просьбы Моздокских грузин передать им Успенскую церковь, а святые иконы и церковную утварь из нее передать в Моздокский собор, казаки Луковской станицы, осетины и черкесы просили Преосвященного оставить им Успенскую церковь на том же месте, потому что она построена их усердием и для них. В другом прошении они присовокупили к этому, что если нельзя изменить решения о продаже церкви, то они готовы внести за нее куда следует предлагаемые грузинами 360 рублей. Видя ревность новопросвещенных христиан о сохранении дорогой для них святыни, Преосвященный Платон от продажи Успенской церкви велел удержаться и потом обратил ее в приходскую для жителей Луковской станицы, а также для осетин и черкес. Таким образом Иверская икона Божией Матери после второй попытки перенести ее в собор осталась опять на прежнем месте. Монастырь Успенский опустел, здания его постепенно разрушились. Несмотря на это, в Моздок, в бедную Успенскую церковь, стоявшую в его предместьи, продолжали стекаться богомольцы. Их влекла сюда слава чудес, истекавших от иконы Божией Матери, надежда на получение благодатной помощи в телесных и душевных недугах, благочестивое усердие исполнить данный обет молитвы и поста, и покаяния пред чудотворным образом Приснодевы.

Разнообразные приношения и вклады свидетельствуют о том, что к чудотворной иконе Иверской Богоматери с самого начала пребывания в Моздоке стекались различные богомольцы, которые проявляли свое усердие. С течением времени чудеса Божией Матери, совершаемые Ею посредством Иверской Моздокской иконы, делались более известными. Некоторые из этих чудес записаны со слов получивших благодатную помощь от чудотворной иконы и переданы на память благочестивым христианам. Вот краткие сказания о таких чудесах.

1. Жившая в городе Моздоке грузинка, вдова поручика, Елизавета Павловна Медведева, дочь умершего священника Моздокской Успенской церкви Павла Накашидзева, 47 лет, рассказывала, что в 1824 году, после обедни в первый день Пасхи, ей так свело челюсти, что она не могла раскрыть рта, несмотря на все усилия. Домашние, видя это, старались всеми средствами разнять ей рот, но не могли ничего сделать и только сломали один зуб. В таком состоянии она была три дня, на четвертый день, когда она уже лежала в постели, все тело ее вдруг онемело, так что она не могла двинуть ни одним членом, сохранив между тем полное сознание. Родные ее, видя, что болезнь усиливается, решили пригласить одного армянского священника, славившегося отчитыванием больных. Но чтение Евангелия не облегчило больную, ей делалось все хуже. По уходу священника, больная заснула и во сне слышала голос, укорявший ее за недоверие к иконе Божией Матери и в доказательство силы ее обещавшей сначала исцеление правой ноги, а потом и всего тела. Проснувшись, больная почувствовала, что правая нога совершенно здорова. Она тот час же возблагодарила Божию Матерь.

2. Моздокского армянина Ивана Баендурова дочь, девица Шогокана, в 1838 году почувствовала сильную боль в глазах, на которых образовались бельма, лишившие ее зрения. Целый год она лечилась различными средствами, прибегала к лекарям, но все было безуспешно. Наконец, по совету одной своей родственницы, она обратилась с молитвою к Богоматери и просила отвести ее в церковь Успения. Когда она пришла туда и приложилась к иконе Богоматери, сторож церковный посоветовал ей помазать глаза пылью с иконы и отереть их потом пеленою, бывшей на иконе. Шогокана исполнила это и тотчас начала видеть неясно, а потом яснее и яснее. В короткое время бельма на ея глазах совершенно уничтожились.

В сказании о чудотворной иконе Иверской Богоматери, по которому мы ведём повествование о чудесах, замечено: «обе эти женщины, упомянутые в двух рассказах, долгое время жили в Моздоке и отличались усердием к иконе Богоматери. Шогокана в благодарность за исцеление посвятила свое девство Богородице. Часто она приходила в Успенскую церковь босыми ногами, несмотря на отдаленность от церкви, не обращая никакого внимания ни на дождь, ни на холод, снег, грязь». Ныне обе (женщины) покойницы.

Но Матерь Божия, именуемая «Иверская» - «Моздокская», не оставляет сей град и святой храм без своего покровительства. Люди, имеющие веру, приходящие к Ней с чистым сердцем, всегда уходят из храма умиротворённые. Не утихает молва о столь чудесных событиях, проявляются все новые и новые знамения милости Божией. А за дерзновение и не послушание Матери Божией многие подвергались тяжкому наказанию.

В память Чудесного Явления и истекающих чудес Богородицы во граде Моздоке установлено Его Высокопреосвященством Высокопреосвященнейшим Гедеоном митрополитом Ставропольским и Бакинским совершать еженедельно в среду не зависимо от празднества молебное пение с водоосвящением и акафистом на распев.

Молебное пение совершается по средам в 11 часов.


 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)


ЗАПИСКА
о чудотворной иконе Иверской Божией Матери
в Моздокской Успенской церкви

 

В Ставропольской губернии в городе Моздоке находится деревянная церковь Успения Божией Матери. В этой церкви за правым клиросом, в киоте, присутствует древняя и чудотворная икона Иверской Божией Матери. Исторические сведения о сей иконе имеются следующие.

В двенадцатом столетии знаменитая грузинская царица Тамара, по кончине первого супруга своего, русского князя Георгия Андреевича, то был сын Андрея Боголюбского, вступила в брак с князем осетин. Вместе с рукою своею она доставила князю и его народу христианство. Благочестивая царица не щадила ни трудов, ни издержек для водворения и утверждения святой веры между осетинами. В стране их многочисленные развалины свидетельствуют о многочисленности прежде бывших в них христианских храмов. Созидание этих храмов приписывается преданием Тамаре.

Предание утверждает, что одни из развалин в Карталинском ущелии составляют остаток храма, в котором помещалась и хранилась икона Иверской Божией Матери, как драгоценный дар боголюбивой Тамары осетинскому народу. Два раза храм был разрушен до основания пожаром, и оба раза икону Божией Матери находили целою. Шестьсот лет икона пребывала в Карталинском ущелии.

В конце прошедшего столетия магометанство при посредстве турецких миссионеров вторглось с величайшим фанатизмом — более политическим, нежели религиозным — в Кавказские горы. Оно уничтожило между народами горскими то слабое христианство, которое еще держалось между ними — держалось более номинально, нежели на самом деле. Осетины склонились к исламизму, подобно прочим горцам.

Но они так, как и все горцы, не сделались настоящими магометанами. Алкоран им неизвестен, по незнанию горцами арабского языка, на котором написан алкоран. Перевода на татарский горцы не имеют. Неизвестен он самим муллам горцев — они считают его недоступною, высшей мудрости книгою. Магометанство горцев заключается в соблюдении некоторых наружных магометанских обрядов. Они склонились к некоторым верованиям, внушенным им миссионерами. Большая часть понятий прежней неопределенной религии, в которой доселе видны признаки христианства, осталась при них. Главнейшею заботою миссионеров было внушать горцам, что их единственный законный государь есть турецкий султан.

В смутное время в религиозном отношении, то есть во время проповеди магометанства между горцами в конце прошедшего столетия, икона Божией Матери сохранила верными христианству многие семейства не только осетин, но и черкесов — сохранила верными посредством дивных знамений. Наше правительство в 1763 году пригласило горцев-христиан и горцев, желающих принять христианство, переступить чрез Терек и селиться близ Моздока. Вследствие приглашения в 1793 году партия горцев накануне преполовения Пятидесятницы прибыла к Моздоку, имея с собою икону Божией Матери.

Икона ознаменовала чудесами и путь свой, и прибытие в православный город. Преосвященный Гаий, епископ Моздокский и Маджарский, узнав о прибытии знаменитой на Кавказе иконы, вышел к ней для поклонения с духовенством, с крестами и хоругвями. Архипастырь внес ее в собор, предполагая здесь предоставить почетное место иконе. Но Богоматерь особенным чудом известила епископа, что Она желает пребывать вне города, на том самом месте, на котором Она остановилась и провела ночь на смиренной черкесской арбе (так называется двухколесная телега горцев).

Преосвященный Гаий поспешил соорудить часовню на указанном месте. Впоследствии прихожане построили деревянную церковь во имя Успения Божией Матери.

Икона имеет один аршин и двенадцать вершков вышины, один аршин и семь вершков ширины. Икона, как видно, была написана по золотому фону. Иные утверждают, что впоследствии она была подновлена клеевыми красками. Но моздокские осетины утверждают, что она покрылась копотию во время вышеупомянутых пожаров в ущелии Карталинском. Черты лица Божией Матери на иконе строгие, характер письма грузинский. Иконописец царицы Тамары, говорит предание, приуготовлялся к написанию иконы сорокадневным постом и сорокадневными молитвами.

В настоящее время при Успенской церкви имеется прихожан 2243 мужеского и 2155 лиц женского пола. Из них осетин и черкесов - 1238 лиц мужеского и 1153 лица женского пола. Осетины признают икону своею собственностию, питают к ней пламенную привязанность, с которою должно обращаться весьма осторожно и благоразумно, по пылкости, решительности и невежеству азиатов. Икона славна в горах. На поклонение ей стекается множество горцев-магометан. Армяне григорианского исповедания чествуют икону наравне с православными. Икона совершает множество исцелений, под нею на шнуре висят многочисленные серебряные изображения членов человеческого тела, привешенные получившими исцеления. Многие магометане, поражаемые чудесами, совершающимися при иконе, принимают христианство. Весьма многие магометане, по той же причине, питая доверенность к иконе, питают доверенность и к христианству. Икона — апостол.

Точно! Чудотворная икона Божией Матери совершает в здешнем крае служение апостола, споспешествуя христианству и свидетельствуя оное знамениями. Нужно, чтоб и человеки оказывали усилия, им свойственные, к святому делу просвещения горцев светом Христовым.


 

Метки к статье: Георгиевск, церковное искусство, принесение святынь