Информация к новости
  • Просмотров: 2274
  • Автор: admin
  • Дата: 17-05-2015
17-05-2015

Рубрика: Обзор СМИ

 

Как убивали православие

В стенах Ставропольской духовной семинарии прошла научная конференция, посвященная истории православия Северного Кавказа. На ней выступили ведущие историки Северо-Кавказского федерального университета (СКФУ) и других вузов. КАВПОЛИТ знакомит своих читателей с наиболее интересными исследованиями, посвященными полузабытым, увы, страницам истории региона.

Мифы кроваво-красной звезды

Ряд исследователей на научной конференции представили доклады, посвященные самому драматическому периоду в истории мирового христианства – большевистским гонениям на православную церковь 1920-1930-х годов. Политические мифы коммунизма как бы отменяли всю прежнюю российскую культурную традицию: так, Вифлеемская звезда была подменена красной, нательный крест – пионерским галстуком (инфернальный в православии красный цвет стал сакральным), красные углы в избах – ленинскими уголками в присутственных местах…

Выдающийся немецкий психоаналитик Вильгельм Райх в книге «Психология масс и фашизм» писал, что ленинский режим боролся к религиозностью России тремя основными методами — экономическим (устранение финансовой основы функционирования церкви), идеологическим (пропаганда) и косвенно-идеологическим. Последний наиболее интересен: это, например, разрушение основы носителя религиозного сознания – крестьянской общины, культурное просвещение, подмена религии социалистической псевдонаукой, стимулирование противоречий и раскольнических групп внутри церкви.

Достаточно вспомнить историю российского «обновленчества» – множества разрозненных групп, которые сближало то, что они проповедовали так называемое «коммунистическое христианство» («христианский социализм») – синкретичную идеологию, совмещавшую религиозные постулаты раннего христианства и православия с политической философией вульгарного марксизма и ленинизма.

«Обновленцы» выступали за сближение православия с «революционным народом» посредством максимального упрощения, демократизации церковных процедур: священникам разрешалось носить гражданскую одежду, коротко стричься, вторично вступать в брак, вести богослужения не на церковно-славянском, а на современном русском языке. Идеологом создания «обновленчества» считался Лев Троцкий.

На научной конференции священник Александр Пантюхин и преподаватель Ставропольской духовной семинарии, историк Зинаида Ионова из Сочинского института РУДН представили обильный материал по большевистским репрессиям против православия в 1920-1930-е годы в Ставропольской, Краснодарской и Пятигорской епархиях.

Печально известен ленинский декрет 1918 года «Об отделении церкви от государства», после которого и начался первый виток большевистского террора. Причем особо усердствовали красные каратели именно в южных регионах, где были сильны позиции христианства – не только православия, но также армяно-григорианской церкви, лютеран, старообрядцев...

Началось массовое закрытие монастырей и храмов (якобы по просьбам трудящихся), сносились подсобные помещения — сторожки, закрытые колокольни, обломки которых использовались для нужд новой власти. В прессе фабриковались статьи с обвинениями священников и монахов в растлении малолетних. В Черноморском округе огромное распространение получили кружки «Юный безбожник» для детей в возрасте 9-12 лет. Была введена пятидневная рабочая неделя со «скользящим» выходным, и за неявку на работу в церковные праздники (Рождество, Крещение, Пасху) милиция налагала громадные штрафы.

Начались массовые репрессии против священников. Трагичным примером из их жизни в эти годы может служить судьба митрополита Нижегородского и Арзамасского Евдокима (Василия Мещерского). «Обновленческий» синод в 1925 году сослал его в Хосту, где он служил в крошечной церкви; спустя четыре года по ходатайству неких «пролетариев» церквушка была закрыта… До своей смерти в 1936 году митрополит Евдоким продавал конфеты и пряники в Хостинском парке.

Точных данных о количестве репрессированных церковников нет и поныне. Но приблизительно можно судить хотя бы по подсчетам выпускника Ставропольской семинарии Киреева: в архивах он нашел 271 фамилию репрессированных за веру только на Ставрополье — и только с 1929 по 1934 год. А ведь впереди еще была «ежовщина», фактически, выкосившая всю лучшую часть советского общества…

Чекисты утопили Кавказ в крови

Еще более кровавый виток физического и идеологического насилия начался в 1929 году — с принятием президиумом ВЦИК и Совнаркома постановления «О религиозных объединениях». После этого решениями многих местных исполкомов были запрещены рождественские елки и колокольный звон, а колокола изымались в пользу литейной промышленности; детям священников не разрешалось получать образование выше начального. Массово уничтожали богослужебные книги и иконы, ткани передавали в госконтору «Антиквариат» в Ленинграде...

Советский антихристианский агитплакатСоветский антихристианский агитплакат
Советский антихристианский агитплакат.

В Северо-Кавказском крае стали повсеместно создавать специальные антирелигиозные комиссии, которые опирались на общественные, профсоюзные, кооперативные организации. Как отмечает в своей работе священник Александр Пантюхин, наибольшего «расцвета» эта античеловечная работа достигла в Северной Осетии. Именно здесь местные власти додумались выселять из жилья лишенных избирательных прав священников, фактически обрекая их на голодную смерть. Для клириков была установлена заведомо неподъемная квартплата, их облагали 75-процентным подоходным налогом (больше, чем кулаков!) и многочисленными штрафами (например, за непризываемость в армию), запрещали читать проповеди. Описаны случаи, когда священники, не выдерживая лишений, складывали сан и даже отрекались от церкви.

В 1932 году был арестован митрополит Ставропольский и Кубанский Серафим (Яков Мещеряков), которого облыжно обвинили в создании «контрреволюционной организации» – «Южно-русского синода». Без суда и следствия, по вердикту карикатурной «тройки» он был казнен в Ростове-на-Дону. Всего по сфабрикованному делу проходили около полутысячи человек, из которых 184 расстреляны большевиками. Дело «Южно-русского синода» развязало руки НКВД, чтобы завершить полный разгром церковной организации на всем Северном Кавказе, от Кубани до Терека...

Преемник митрополита Серафима, епископ Лев (Леонид Черепанов) пробыл на кафедре чуть менее года: в сентябре 1934 года он также был арестован и выслан на Соловки. В 1933 году арестовали архиепископа Кубанского и Черноморского Феофила (Гавриила Богоявленского), его расстреляли вместе с лучшими представителями епархии – священниками, монашествующими и мирянами…

До сталинизма – всего один шаг

Каждый по-научному сухой факт из многостраничных исследований историков православия отзывается болью в сердце любого здравомыслящего человека, вне зависимости от его вероисповедания. Жутко, сколько усилий антинародная советская власть потратила на то, чтобы искоренить саму основу русской цивилизации – православие и православную церковь. И, к великому счастью, даже ленинскому и сталинскому режимам сделать это не удалось. Но современники обязаны знать о злодеяниях тогдашних «вождей», чтобы ни тени сомнения не оставалось при желании назвать их «эффективными менеджерами».

«Доска позора» с именами детей, посещавших храм в праздник Пасхи.«Доска позора» с именами детей, посещавших храм в праздник Пасхи.
"Доска позора" с именами детей, посещавших храм в праздник Пасхи.

В сознании современного, цивилизованного человека не могут уложиться те адовы муки, через которые прошли люди той эпохи ради сохранения своей веры. В связи с появлением «обновленческого» раскола на Северном Кавказе уже в 1922 году стали появляться подземные (катакомбные) храмы. В разных городах описаны случаи, когда пьяные кампании (возможно, по науськиванию комсомольцев) избивали на улицах верующих. А в Сочи лютовали чекисты, физически уничтожая монахов, схимников и пустынников (часть из них относилась к секте имяславцев). Было сфабриковано дело о создании «монархической повстанческой организации», часть монахов расстреляна, многие сосланы на Соловки.

Письмо папы римского Пия XI от 2 февраля 1930 года с призывом верующих всего мира к молитве за Русскую церковь в советских газетах интерпретировалось как «крестовый поход против СССР». Вот пример: 19 марта 1930 года в клубе имени Фабрициуса в Сочи обсудили письмо Папы. Причем собрались большие знатоки религии – с полтысячи членов «Союза совторгслужащих и печатников».

Рабочие разрубают на куски церковную утварь, чтобы сдать её в металлолом.Рабочие разрубают на куски церковную утварь, чтобы сдать её в металлолом.
Рабочие разрубают на куски церковную утварь, чтобы сдать её в металлолом.

Горячо выступал некий товарищ: «Действительно ли у нас имеется гонение на религию? Безусловно, нет! ВЦИК никогда не даст разрешения закрыть даже самую маленькую церковь, если не будет дополнительного решения масс». Верил ли он в то, что говорил? Пожалуй, да. Как верили в непреложность расовой теории мягкодушный немец, одурманенный проповедями Гитлера. Или как верит нынешний записной «патриот» в чудесные менеджерские качества Сталина.

Заставь дураков Богу молиться...

К сожалению, православная церковь в России страдала не только от «красного террора», но и от неумных и чересчур рьяных помощников. Примером, пожалуй, может служить история Нижне-Архызского городища в долине Большого Зеленчука, которую рассказала на научном форуме член Московского союза архитекторов Людмила Перфильева. Городище возникло на северокавказском отрезке Великого шелкового пути на рубеже X-XI столетий. Считается, что именно здесь располагалась столица средневекового государства северокавказских алан и резиденция митрополитов Аланской епархии, учрежденной Византией (Константинопольским патриархатом).

По словам Перфильевой, храмы городища веками оставались заброшенными в окружении чуждой им культуры менявшихся этносов. Первая научная экспедиция, организованная братьями Нарышкиными, побывала тут в 1867 году. Ученые были поражены сооружениями, по сохранности почти не уступавшими египетским пирамидам. Но цивилизация принесла древнейшим храмам погибель.

В 1880-х годах в долине Большого Зеленчука на развалинах городища начал обустраиваться Александро-Афонский Зеленчукский монастырь. Монахи перестроили четыре храма из пяти, оштукатурили стены, уничтожив древние фрески, перемололи в щебень обломки сломанных архитектурных элементов — для благоустройства территории...

После войны началась новая реставрация храмов. В итоге самый разрушенный Северный Зеленчукский храм полностью потерял внутреннюю отделку – штукатурку стен и фресковую живопись. Пока художники рисовали авангардные (да-да!) проекты реконструкции Сентинского храма, он даже не был достойно законсервирован и не получил надлежащей охраны, продолжая медленно разрушаться...

Лишь в восьмидесятые годы Нижне-Архызское городище было объявлено музеем-заповедником, открылся в качестве музея алан и Северный Зеленчукский храм. Явился он миру в «новых одеждах» — под современной черепичной кровлей, наметом цементной обмазки на стенах и сводах интерьера, настилом пола из заводской тротуарной плитки. Фактически горе-реконструкторы уничтожили уникальный мировой памятник религиозной культуры. Повторил он трагическую судьбу таким же образом обезображенных псевдоучеными средневековых памятников Абхазии – Дранды, Мокви, церковь Симона Канонита в Псырцхе.

Антон Чаблин.
КАВПОЛИТ.

 

Метки к статье: история, конференции, Ставрополь