Информация к новости
  • Просмотров: 1758
  • Автор: admin
  • Дата: 21-12-2015
21-12-2015

Рубрика: Обзор СМИ

 

Быть казачкой — мода или необходимость?

У многих жителей нашего южного края есть в роду казачьи корни. Кто-то помнит их довольно хорошо. Но гораздо больше людей не знают об этом в силу исторических причин: не принято было рассказывать лишнего, и детей старались уберечь от такой правды. Сейчас в поиске жизненных координат и ответов на вопросы: как жить, воспитывать детей, на какие ценности опираться — люди обращаются в том числе и к седой старине. И если нам более-менее стали понятны мужчины в черкесках на улицах, то современные женщины-казачки — это ещё непривычно. Какие они? «Монументальные» великовозрастные певуньи из народных ансамблей или обычные женщины?

Урбанизация, умирание станичного, сельского образа жизни постепенно стёрли из нашей памяти тех почти уже мифологических сильных женщин, у которых всё спорилось в руках. Которые могли одинаково ловко управиться и с тестом, и с ухватом, и с вилами, и с казачьей шашкой… Образ жизни на приграничье, многолетнее отсутствие мужчины в доме, а то и гибель кормильца на службе вылепили уникальный характер свободной, очень умелой и неунывающей женщины.

Да, рождение «девки» не шибко радовало: ни надела земли семье, ни повода для особой гордости — так, одни хлопоты. Зато девочка-казачка сызмальства приучалась быть мастерицей на все руки: старшие сестрёнки, называемые «нянями», присматривали за малышами, готовили еду, умели ходить за скотиной, управлялись по дому, привлекались к работе в огороде и в поле. К 15–17 годам девушка уже успевала своими руками нашить и навязать себе приданное: постельное бельё, рушники и салфетки, рабочую и праздничную одежду с вышивкой, чулки и носки.

Надо понимать, что именно руками женщин-казачек, по сути, и были освоены грандиозные просторы и обширные войсковые земли на Урале, в Сибири, на Кубани, Дону и Тереке. Пока мужья и отцы служили царю и Отечеству, женщины поднимали детей, а заодно разбивали цветущие сады и виноградники, сеяли и убирали хлеб, сажали огороды, следили за состоянием жилищ. Чистый, выбеленный, идеально убранный курень — дело чести каждой казачки, а непорядок в личном хозяйстве — большой позор для семьи на всю станицу.

Женская составляющая казачьего бытия, к сожалению, исследована мало. Но хорошо известно, что с детства девочки наравне с казачатами ловко держались в седле. В случае военной угрозы именно казачкам не раз приходилось вставать на защиту своих станиц. Так, в 1641 году сотни женщин участвовали в обороне Азова. А на Тереке хорошо помнят июнь 1774 года и героическую защиту станицы Наурской, когда именно женщины отбили атаку горцев, вооружившись вилами и топорами, поливая врага кипятком и горячими щами. Казачьи общины и сегодня отмечают эту дату, как и День Матери-казачки, православный праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, поздравляют бабушек, мам и крёстных, сестёр и дочерей.

Безусловная покорность своей доле, мужу, свекрови и старшей невестке, тяжёлый и опасный быт и часто мужская, грубая работа — кому-то сегодня это покажется безрадостным существованием, чистым домостроем. Но казачки не знали другой судьбы, да и не хотели её. Вспомним гордую Марьяну из повести Л. Толстого «Казаки» — ведь не впечатлила её романтичная любовь барина Оленина! И если для казака смыслом жизни была служба, воинский долг, то для его жены таким вечным смыслом было обеспечить тыл, дом, куда мужчина обязательно вернется, землю, за которую он всегда будет готов умереть. Обязанностью женщины было следить за исправностью и чистотой оружия мужа, содержимым тороков, которые всегда были собраны на экстренный случай.

Быть казачкой считалось огромной честью, гордостью, а девочку из казачьей семьи ни при каких обстоятельствах не выдавали замуж за иногороднего, берегли как зеницу ока. Наш ставропольский поэт Витислав Ходарев, который долгое время жил в Михайловске, воспел казачек в поэме «Казачья любовь»:

»...Тот хутор был невестами богат, Глазастыми девчата здесь рождались. Бери любую в жёны, наугад! Ей-ей, от Бога те девчата брались! Любили их, жалели казаки И гордо говорили: «Вот любови!..» Здесь каждой знали цену старики: Какого роду, племени и крови».

Влияние женщины в доме, где сам хозяин годами отсутствовал и возвращался скорее как дорогой и самый желанный гость, было безраздельным. К мнению матери в семье чутко прислушивались. Женщину безусловно почитали за её титанический труд и лебединую верность, и хоть она не имела права голоса на кругах и сходах, казаки всегда вставали в её присутствии, снимали головные уборы. Интересы вдов и сирот в общинах блюли превыше всего — это был святой обычай, долг перед погибшим за други своя братом. Именно этот станичный уклад служил гарантией для каждого воина, что в случае гибели его дети не пойдут по миру. Не зря в казачьем курене папаха умершего главы вечно покоилась в «красном углу», пред иконами, и это всякому говорило, что семья находится под защитой Бога и станичного права.

Вместе с тем, казачьи женщины были намного свободнее, чем русские крестьянки. Вопреки стереотипу, их никогда не били. Да, в доме на дверном косяке всегда висела нагайка, но лишь как напоминание о главенстве мужчины. Если казак никогда не использовал плеть для своего коня, то уж для жены, матери своих детей — тем паче! Девушек не неволили с замужеством не по любви, даже разрешали (хотя далеко и не поощряли) развод по веской причине. Казачки были не чужды праздников и песен, любили красивые наряды, вышивку, платки, монисто и другие украшения. Вкусно, по-особому готовили, хлебосольно и гостеприимно привечали гостей, но строго блюли посты, знали наизусть молитвы и церковные службы.

Инерция мощной силы духа в том числе и этих почти легендарных женщин вытащила генофонд народа, подняла из руин страну после гражданской и Великой Отечественной войн. Всё это, увы, сегодня по большей части утрачено и забыто. Нас, живущих в тисках асфальта и супермаркетов, пластика и попсы, нас, так много разучившихся делать своими руками, как реликтовое излучение погасших звёзд ещё сопровождают старинные песни, которые поют те самые степенные бабушки в ансамблях. Но мы понемногу вспоминаем. И хотим по мере возможностей хоть чуть-чуть соответствовать тому великому кровному достоинству, что течёт в наших жилах.

Современные казачки считают своим долгом знать песни, фольклор, уметь красиво поддержать танец, носить казачью одежду, применять в повседневной жизни традиции и обряды. Чтение исторической литературы, архивный поиск — тоже большая и многоплановая работа. В молодёжной среде всё больше тех, кто, вопреки расслабляющему влиянию культуры потребления, восстанавливает по крупицам, чем когда-то жили их прадеды и прабабушки. Всё это нужно непременно отыскать в уголках народной памяти, в пожелтевших фотографиях, письмах, сберечь и, как великое сокровище, передать следующим поколениям. Многие девушки берут уроки верховой езды, владения оружием. Но главное предназначение, которое осознают женщины, взявшие на себя великую ответственность быть казачками — это семья.

Рождение и воспитание детей в православной вере, семейное соблюдение постов, что в наше время соблазнов и распространения алкоголя и наркотиков не так-то просто. Помощь пожилым родителям, стремление к многодетности всегда было залогом выживания народа, гарантией удержания им своей земли. Это образ жизни, осознанное возвращение в традициям, к истокам. Это и есть философия современной женщины-казачки, которая видит смысл своей жизни в приумножении и спасении будущего своего рода.

Наталья Гребенькова,
главный редактор газеты «Казачье Ставрополье».

Газета «Михайловские вести» от 15 декабря 2015 г.

 

Метки к статье: казачество, семья, Михайловск, молодёжь