Информация к новости
  • Просмотров: 518
  • Автор: admin
  • Дата: 26-10-2016
26-10-2016

Рубрика: Слово Патриарха

 

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников VII Международного фестиваля «Вера и слово»

25 октября 2016 года в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя г. Москвы состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с участниками VII Международного фестиваля «Вера и слово». Предстоятель Русской Православной Церкви со сцены Зала церковных соборов благословил участников форума и обратился к собравшимся с Первосвятительским словом, а затем ответил на вопросы участников фестиваля.

 

— Ваше Святейшество, благословите! Екатеринбург, Светлана Кислова, Православная служба милосердия Екатеринбургской епархии. Мы часто сталкиваемся с тем, что не каждый готов говорить о своем личном примере в делах милосердия, ссылаясь на то, что милостыня должна твориться в тайне. Участники фестиваля «Вера и слово» уже поднимали вчера этот вопрос. В то же время в Писании сказано: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16). Перед нами, собравшимися здесь, стоит эта очень важная задача популяризации церковного социального служения, дел милосердия и благотворительности. Чтобы рассказать об этом, очень важно приводить примеры из реальной жизни, указывать на конкретные дела. Поэтому хотелось бы спросить, каким важным критериям надо соответствовать, чтобы соблюсти золотую середину и при этом не смутить человека, который хотел бы и исполнить слова Священного Писания, и выполнить качественно и профессионально свое церковное информационное служение. Спасибо.

— Спасибо. Думаю, придерживаться надо следующего правила: социальная работа в Церкви, как и любая другая, есть служение, которое не должно использоваться для личного пиара. Очень страдаю, когда я наблюдаю такую модель поведения у священнослужителей любого ранга. Когда видишь, что на первом месте пиар, что все подстраивается под собственное «я», понимаешь, что такое доброделание не приведет ни к спасению души, ни к личному успеху. Именно это я бы хотел сказать всем, кто меня слышит. Люди, которые используют церковное служение для личного пиара, должны помнить: никакого успеха не будет. Церковная карьера зависит не только от нас, но и от Бога. Но какое бы положение человек ни занимал, — сестра милосердия, студент богословия, диакон, священник, епископ, — если он служит ради Церкви, не стараясь зарабатывать на этом очки, то его скромный труд несомненно, будет Богом благословлен, и человек многое получит, в первую очередь — глубочайшее внутреннее удовлетворение.

Поэтому полагаю, что критерий может быть только один — ни одно из церковных служений, в том числе социальное, не может использоваться в личных целях. В противном случае оно будет во вред. Собственно говоря, и в светском обществе доброделание воспринимается точно так же, ведь сразу видно, кто как себя ведет, включая тех, кто мелькает на экране телевизора. Люди безошибочно чувствуют, чем занимается благотворитель, стремится ли он реально помочь другим или работает прежде всего на себя. Подобное явление не должно иметь места в Церкви. Я бы хотел, чтобы сегодня меня услышали все — и те, кто занимается делами милосердия, и те, кто трудится в иных областях церковной жизни. Если мы служим Богу, то двойной бухгалтерии быть не может и служение не должно быть направлено не во славу Божию, а во имя собственных интересов. Вот что я бы мог сказать в ответ на этот вопрос.

— Ваше Святейшество, благословите. Константин Мацан, радио «Вера», Москва. Любое СМИ, которое говорит о вере и о Церкви, наверняка ставит своей целью говорить об этом с широкой аудиторией, но часто само понятие «широкая аудитория» не так легко определить, именно в силу ее широты. Вы как пастырь постоянно общаетесь именно с широкой аудиторией; более того, Ваша аудитория, возможно, самая широкая в стране, потому что Ваши проповеди и выступления слышат люди разных возрастов, социальных групп, из разных регионов, разных уровней образования и так далее. Какой совет Вы могли бы дать нам, журналистам, желающим говорить о вере с широкой аудиторией? Спасибо.

— Во-первых, я бы хотел поздравить радио «Вера» и сказать, что вам удается говорить с широкой аудиторией.

— Спасибо, Ваше Святейшество.

— Я не всегда могу следить за вашей работой, но иногда удается в машине услышать что-то интересное. Мне нравится, как идут ваши передачи.

Расскажу об одном эпизоде своей собственной биографии. В 1994 году, на Пасхальной неделе, ко мне обратились сотрудники Первого канала и попросили, чтобы я произнес проповедь на телевидении. В субботу перед Фоминым воскресеньем я выступил с проповедью. Я сказал то, что мог сказать, им понравилось, и вот они спрашивают: «А Вы не могли бы и в следующую субботу выступить?» Отвечаю: «Постараюсь». Но я понял, что эта просьба будет повторяться, поэтому сразу решил свои проповеди выстраивать в виде целого цикла, — чтобы из одной вытекала другая.

Первые две недели я размышлял вот о чем: а на каком языке я должен разговаривать с людьми? Ведь меня слушают все — и верующие, и неверующие, а неверующих было тогда гораздо больше, чем сейчас, многим даже терминология была непонятна. Есть высокоинтеллектуальная, просвещенная публика, причем с атеистическим воспитанием — надо на нее ориентироваться? Наверное, да, потому что важно, чтобы в сознании этих людей появилась какая-то мировоззренческая альтернатива. Но, с другой стороны, я понимал, что и верующие будут смотреть, а это совсем разные люди — и пожилые женщины, и люди среднего возраста, и молодежь, воцерковленные и не очень... Потом думаю: «Стоп! А мусульмане наши — они что, смотреть не будут? А иудеи сразу телевизор выключат? Нет, многие будут смотреть». На каком же языке говорить со всей этой публикой? Наконец я перекрестился и сказал: «Буду говорить, как могу».

Вот на этом языке я и разговариваю с людьми. Побольше искренности, правды, честности, и тогда люди будут не только воспринимать интеллектуально, но и чувствовать ваше настроение, а это самое важное — не только умом, но сердцем передавать христианское послание нашим ближним.

— Ваше Святейшество, благословите. Меня зовут Яна Лантратова, я руководитель Всероссийской общественной организации «Союз добровольцев России», которая представлена в 77-и регионах нашей страны. В последнее время на телеэкранах, в СМИ мы видим все больше и больше информации о проявлениях жестокости, насилия, агрессии, и так редко можно прочитать или увидеть новость про добрые дела, проекты и мероприятия. Наши активисты во многих регионах России выстроили плотное сотрудничество с православными епархиями, и поэтому хотелось бы задать вопрос: какими Вы видите дальнейшие перспективы участия православных добровольцев в нашем движении и возможен ли в будущем серьезный федеральный социальный проект с Православной Церковью? Спасибо.

— Спасибо, Яна. Я знаком с вашим Союзом. Какую-то информацию получаю и считаю, что вы делаете хорошее, доброе дело. Конечно, не могу Вам сейчас представить конкретный план, но мне кажется, очень важно, чтобы деятельность Союза расширялась, и я буду всячески приветствовать сотрудничество с православными добровольцами. Спасибо Вам за Ваши труды.

— Ваше Святейшество, благословите. Меня зовут Анна Данилова, Москва, продюсер, режиссер. Сегодня время кризиса в международных отношениях, многие СМИ пропагандируют ненависть, призывы увидеть в ком-то другом своего врага исходят со всех сторон баррикад. Как не этим не заразиться и что значит «стяжать дух мирен» в условиях информационной войны?

— Спасибо. Это очень хороший вопрос. Вообще, все вопросы хорошие! И знаете, как бы я на него ответил? Все сегодняшние информационные войны отражают напряженную внешнеполитическую борьбу, столкновение интересов. А как можно любить врага? Его ведь принято ненавидеть, с ним нужно бороться. Да, невозможно любить врага всеми чувствами и разумом, той любовью, которая охватывает все твое существование. Как бы вы ни напрягались, вы не сможете полюбить врага так, как любите самого близкого человека.

Что же тогда призыв Евангелия? Просто красивые слова? Совсем нет! Глубоко убежден, что любовь к врагам означает отсутствие злобы. Вы можете быть согласны с человеком или не согласны, вы можете быть согласны с позицией другого государства или не согласны — никто не ограничивает вашей свободы комментировать, критиковать, предлагать свою точку зрения. Но не надо заражаться злобой. Когда человек начинает сжимать зубы и кулаки — это от диавола, это не от Бога. Подобное внутреннее состояние только мешает трезво оценивать обстановку, вступать в диалог, если есть необходимость. А отсутствие злобы позволяет в любой момент перейти к совершенно спокойному разговору. И это будет не вымученным, а вполне органичным шагом, потому что в сердце нету злобы. Дар ли это Божий или приобретается молитвой, но отсутствие злобы есть замечательное состояние души, когда человек чувствует свободу над внешними обстоятельствами. Ведь тот, кто злится, всегда проигрывает — даже в простых спорах. Проигрывает тот, кто теряет самообладание, кто выходит из себя, кто чуть ли не драться начинает. А выигрывает тот, у кого злобы нет.

Господь, говоря о любви к врагам, призывал нас не иметь в сердце злобы, а тем более ненависти. Будем жить так, и все у нас получится — и отстаивать свою точку зрения сможем, и убеждать других, и двигаться вперед, но без того, чтобы повреждать свое внутреннее состояние и, в конце концов, разрушать целостность своей личности.

— Благословите, Ваше Святейшество. Я Мария Писаренко, родом из Донецкой области, учусь в Московском православном институте на кафедре журналистики. Ваше Святейшество, Ваша фотография с пингвинами, сделанная во время Вашего визита в Антарктиду, без всякой раскрутки стала одной из самых популярных в социальных сетях, особенно среди молодежи. Скажите, не планируете ли Вы что-то еще неординарное, интересное нам, молодым? Спасибо.

— Вы знаете, меньше всего, планируя свои поездки и работу, я думаю о реакции на фотографии. Говорю без всякой ложной скромности — это действительно так, я просто об этом не думаю. Более того, я иногда еще и одергиваю некоторых своих коллег. Здесь сейчас сидит отец Александр Волков. Я его одергиваю: «Не надо фотографировать, зачем вы это делаете?» А они меня, как специалисты, убеждают: «Слушайте, именно на это и обратят внимание!» Вот я шел вдоль Темзы, начали меня фотографировать. Позвал отца Александра, говорю: «Ну что вы делаете? Зачем это надо? Иду в плаще, в скуфеечке, дождь льет…» — «Нет, надо». А потом увидел, что газеты почему-то именно эту фотографию публикуют.

Так что все это происходит помимо моей воли. А что касается плана моей работы, то Патриарху поступает много просьб посетить те или иные места, но я считаю, что нужно посещать, пока есть силы, те места, где у людей мало шансов когда-нибудь встретиться с Патриархом. Я убедился, насколько это важно. А что касается поездки в Антарктиду, это был не туризм. Когда мы оказались в Латинской Америке, я вспомнил о приглашениях, которые мне из Антарктиды присылали полярники. Почему бы не полететь? Вот мы и полетели, и, по милости Божией, встретились с замечательной международной группой. Выступая перед ними, я сказал: «Вы знаете, у вас здесь что-то такое, что напоминает Царствие Божие, рай. Никаких конфликтов — межнациональных или политических, с природой или животным миром; никаких военных действий или приготовлений к войне. Вы просто мирно живете и занимаетесь своим делом». Я был очень рад встретиться с этими людьми; надеюсь, и они получили в этой беседе духовную поддержку.

Поэтому это не туризм, не развлечение. На туризм, к сожалению, не хватает времени. Но когда удается соединить свою программу с посещениями таких мест, то, конечно, получаешь двойное удовлетворение — и от трудов, и от созерцания красот природы. Я очень люблю животный мир, люблю природу, так что для меня это всегда вдвойне приятно.

— Благословите, Ваше Святейшество. Елена Христосова, пресс-служба Пятигорской епархии, редактор газеты «Лик Кавказа». Сейчас вспомнили про фото с пингвинами, но есть очень добрая фотография, где Вы выпускаете голубей в Нальчике. Нам памятны слова «мир всем», которые Вы произнесли на кабардинском языке во время Божественной литургии после освящения кафедрального собора. Я хотела бы передать Вам благодарность от православных кабардинцев за эти слова. Вы высоко оценили труды нашей епархии по созданию молитвослова на кабардинском языке. Кстати, отличительная особенность сайта нашей епархии «Благословенный Кавказ» заключается в том, что новости у нас дублируются на национальных языках — балкарском и кабардинском. Нас, живущих в многонациональном регионе, очень волнует вопрос: что еще может и должна делать Церковь для поддержки национальных культур? Спасибо.

— Спасибо. Во-первых, хотел бы сказать, что у нас очень многонациональная Церковь, многонациональный епископат, духовенство многонациональное. Когда мы принимаем решение об избрании епископа, мы никогда не задаемся вопросом, какой он национальности. Я говорю это для того, чтобы было ясно: Церковь открыта для всех. Это открытая община. Есть закрытые религиозные общины, куда можно попасть только по национальному признаку, а есть полностью открытые. Вот христианская Церковь полностью открыта миру. Почему? Потому что Господь сказал: «Идите, научите все народы, крестя их» (Мф. 28:19). Он не сказал «этот этнос» или «этот географический район», Он позвал учеников Своих к вселенской проповеди.

Поэтому все, что касается пастырского попечения о малых народах, живущих на территории России, — это наш прямой долг. Как вы знаете, на одном из Архиерейских Соборов мы приняли декларацию относительно народов Севера и Сибири, но то, что я говорю, касается всех народов. Нет никаких факторов, ограничивающих публикацию литургических текстов, Евангелия на языках народов России. С нашей стороны всегда будет поддержка, а Вам — спасибо за работу.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси.

 

Метки к статье: Патриарх Кирилл, фестиваль