Информация к новости
  • Просмотров: 206
  • Автор: admin
  • Дата: 28-04-2018
28-04-2018

Рубрика: Обзор СМИ » Новости митрополии

 

Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл: «Жизнь пастыря должна быть христоцентрична»

Митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл: «Жизнь пастыря должна быть христоцентрична»Архипастырское служение на Северном Кавказе столь ответственно, что его можно назвать делом государственном важности. На плечах митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла не только возглавляемая им митрополия и епархия, но и постоянное попечение о межнациональном и межрелигиозном мире и духовное окормление казачества. В интервью «Журналу Московской Патриархии» Председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл рассказал, как Церковь помогает казакам возрастать духовно, что такое «программа 20-20» и каково было не носить красный галстук в советское время.

 

 

Почему казакам доверяют

— Ваше Высокопреосвященство, с момента возрождения казачества в России минуло более двух десятков лет. Вы несёте своё служение в казачьем крае и возглавляете Синодальный комитет, который занимается непосредственно взаимодействием с казачеством. Почему казаки столь важны для Русской Православной Церкви?

— Неверующими казаки не могут быть по определению: как и священники, они принимают присягу в храме на кресте и Евангелии, клянутся служить Отечеству, казачеству и вере Православной. Так было в прошлом, так происходит и сегодня. Тем самым современному обществу преподается красноречивое свидетельство непрерывности национальных исторических традиций и пример поведенческой нормы, что на самом деле свидетельствует в пользу духовного здоровья нашего народа. Исторически, традиционно, по принадлежности казачество – надёжная опора Православию.

На протяжении многих веков складывался духовно-нравственный уклад повседневной культуры казаков, взаимоотношений в их семьях, системы православного воспитания детей. На территории проживания казачьих поселений казаки всегда строили храм или монастырь. Среди них немало выдающихся православных деятелей, прославленных в лике святых – преподобный Илия Муромец, святители Патриарх Гермоген, Димитрий Ростовский, Иоасаф Белгородский и другие.

Конечно, нельзя забывать последствия семи десятилетий богоборческой власти, от которой пострадали все социальные сословия – священство и казачество в том числе. Но именно эти общественные институты в последние 27 лет духовно возродились – в отличие от других, бытовавших в Российской империи до 1917 года.

Напомню: реальное возрождение казачества началось с принятием в 1991 году российского закона «О реабилитации репрессированных народов» и с дополнившими его позднее законодательными актами в регионах. Причём этот процесс шёл снизу – настолько сильно было стремление к нему у казаков, которым много лет запрещали жить по обычаям предков, нести свою самобытную культуру, исповедовать православную веру.

С марта 2010 года, с момента учреждения Синодального комитета по взаимодействию с казачеством, началась целенаправленная, методическая работа по воцерковлению казачества. Святейший Патриарх Кирилл на первом заседании Совета при Президенте по делам казачества в 2009 году сказал: «Настало время, когда страна нуждается в поддержке казаков». Вскоре по благословению Предстоятеля и был создан наш синодальный комитет. Он обеспечивает решение нескольких задач: взаимодействие с епархиями и органами государственной власти, взаимодействие с казачьими обществами и общественными организациями казачества, а также соработничество со СМИ и общественными институтами и учебно-методическая работа.

Сейчас все крупные мероприятия с участием российского казачества и Русской Православной Церкви проходят по благословению Святейшего Патриарха.

— Чем конкретно занимается ваш Синодальный комитет? Какие результаты его деятельности вы считаете наиболее важными?

— За семь с половиной лет нашей деятельности сделано немало: оформился институт войскового духовенства, работает Коллегия войсковых священников, налажено взаимодействие со 177 епархиальными подразделениями по взаимодействию с казачеством. В целом, духовным окормлением занимаются более тысячи священников. Синодальный комитет регулярно проводит форумы, конференции, семинары, курсы повышения квалификации для духовенства и казаков. В рамках Международных Рождественских чтений создано отдельное казачье направление, в котором ежегодно принимает участие более тысячи человек и представляется до двух сотен докладов. Реализуются полезные и важные документы, включая Концепцию традиционного духовно-нравственного воспитания, развития и социализации обучающихся в казачьих кадетских корпусах и Концепцию Русской Православной Церкви по духовному окормлению казачества; постоянно востребованы Сборник чинопоследований войскового казачьего общества (далее — ВКО) и Молитвослов православного казака, Внутренний Устав казачьего общества и Устав православного кадета.

Любопытен и важен опыт станицы Алексеевская Краснодарского края (ВКО «Кубанское казачье войско»), где начал работу церковный казачий хор. Заметно, что казаки стали больше интересоваться вопросами литургической и духовной жизни. Этот опыт, кстати, рекомендован к распространению в других епархиях.

— Святейший Патриарх Кирилл на Первом съезде казачьих духовников ( «Казак без веры не казак» — см. ЖМП, №1, 2014 г.) в своём выступлении отмечал недостатки в ситуации с воцерковлением казаков. Да и вы сами тогда высказались критически: только каждый третий казачий брак является венчанным; в некоторых войсках до четверти казачьих семей вообще не спешат крестить детей; казаки исповедаются и причащаются весьма редко. И даже привели пример, как один из реестровых атаманов неадекватно отреагировал на наложенную вами епитимью… Что изменилось с тех пор?

— Мы всегда открыто и подробно рассматриваем процессы воцерковления и духовного окормления казачества, используем формальные и неформальные способы координации деятельности духовенства, его диалога с казаками. Ежеквартально сотрудники Комитета получают данные с мест и анализируют поступившую информацию. На наших встречах с представителями казачества и Церкви происходит заинтересованный обмен положительным опытом духовно-нравственного воспитания казаков, в том числе казачьей молодёжи; обсуждаются пожелания самих казаков в деятельности по возрождению храмов, проведению крестных ходов. Наконец, в последние годы мы видим искреннее желание самих казаков служить Церкви и всесторонне развивать приходские казачьи общины, — таков неполный перечень шагов верующих, которые ведут к их полноценному духовному возрастанию. Конечно, между чувством, что Бог есть, сознанием принадлежности к Русской Православной Церкви и образом жизни истинного гражданина Царства Небесного существует немалая дистанция. Это крайне сложный и не короткий путь — утверждение в Православной вере. Все мы свидетели того, как непросто современному человеку, живущему в крупном городе или сельской местности при сложностях современных реалий, всеми силами жить по вере. Тем более, когда речь идет не об одном человеке, постигающем Христа, а о тысячах и сотнях тысяч казаков. На этой дороге ни у кого из нас, кто искренне, всем сердцем радеет за каждую душу, преданную Богу, не может быть остановки и чувства удовлетворения. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам». (Матф. 7.7). Казачьи духовники, войсковые священники, сотрудники Синодального комитета кропотливо и методически точно консультируют, если надо, то и корректируют эту очень деликатную и точечную работу с казаками, отвечают на их запросы, сомнения и переживания. Только в прошлом году мы с сотрудниками Комитета 22 раза выезжали на места консультировать епархиальные отделы в 12 субъектов Российской Федерации: города Санкт-Петербург, Севастополь, Симферополь; Воронежскую, Тульскую, Липецкую, Калининградскую, Московскую, Орловскую, Ростовскую, Свердловскую, области, Краснодарский край, Ямало-Ненецкий автономный округ. Также состоялись зарубежные поездки — в республику Казахстан, Чехию, Францию. И всегда очные консультации Комитета существенно активизируют работу в епархиальных отделах, казачьих обществах и общественных объединениях казачества.

Да, если того требовала ситуация, принимались строгие меры. На двух войсковых атаманов, по разным основаниям, в сентябре 2013 года мной были наложены 40-дневные епитимьи, причем, это было сделано публично. Один атаман принял её со смирением, другой атаман такую епитимью не принял. Тогда при поддержке Комитета спорные моменты были урегулированы, эмоции постепенно стихли, недоразумения остались в прошлом. Сегодня эти войсковые казачьи общества возглавляют другие атаманы.

Ежедневно я молюсь за здравие и мудрость своей паствы, — ближе, чем казачество и паства Ставропольской и Невинномысской епархии, у меня никого нет.

— В чем именно произошли изменения к лучшему?

— Синодальный комитет ежегодно проводит мониторинг религиозной ситуации в войсковых казачьих обществах, который мы направляем Его Святейшеству. Для получения более полной картины духовного окормления казаков в 2017 году эту работу мы синхронизировали с Советом при Президенте России по делам казачества по делам казачества.

Ключевую роль в качественном изменении ситуации сыграла большая работа Синодального комитета по повышению квалификации казачьего духовенства, атаманов и казаков, включая совместную организацию с Общецерковной аспирантурой и докторантурой им. свв. Кирилла и Мефодия курсов повышения квалификации (проект реализуется три последних года), а также выступления с докладами на информационно-методических мероприятиях и видео-совещаниях, регулярные разъяснения и общение сотрудников Комитета с представителями проблемных ВКО и епархиальных профильных отделов. Священники становятся более подготовленными к ведению административной, просветительской, миссионерской, проектной деятельности, более внимательными в работе с документами, отчётами разных видов, в написании докладов, а также новостей для интернет-страниц епархиальных отделов, интернет-сайтов епархий, Синодального комитета по взаимодействию с казачеством.

Согласно полученным поквартальным данным из крупных казачьих обществ в 2016-2017 годах, отмечается большое число участников богослужений в престольные, двунадесятые праздники, во время общих молебнов и крестных ходов. Мы видим, что постепенно растёт количество венчаний, количество казачьих семей, еженедельно участвующих в богослужении и Таинствах Святой Церкви. Скажем, в IV квартале 2017 года в Астраханской епархии 650 казаков посетили храмы, из них 85 посещают богослужения систематически, 37 вместе с семьёй. В Калачевской епархии из 470 казаков, посетивших храмы, 96 посещают богослужения систематически, 73 — вместе с семьёй. В Урюпинской епархии из 355 посетивших храм 189 посещают богослужения систематически, 97 вместе с семьёй, это более половины постоянных прихожан. В других епархиях также наблюдается положительная динамика.

Важно отметить епархии, где на достойном уровне организована духовно-нравственная работа с казачьей молодёжью. В Екатеринодарской епархии, на постоянной основе, введено проведение окормляющим духовником атаманского часа для учащихся казачьих классов МОУ СОШ №№ 21; 15; 18; 41 и других школ. Действуют катехизаторские курсы для казаков. Похожая практика сложилась и в других больших казачьих обществах с давними традициями.

Примером неустанных трудов в малых казачьих обществах является опыт окормляющего священника Волгоградской епархии иерея Олега Иващенко, который системное воцерковление прихожан выстраивает через процесс вовлечения в приходскую жизнь. Священник регулярно ведет занятия в воскресных школах для взрослых казаков, а также обучает желающих фланкировке. Кроме того, многие казаки несут сегодня послушание певчих, звонарей, пономарей, алтарников храмов. Следующий пример. С ноября 2017 года Синодальный комитет располагается на территории храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле, а самому храму дарован статус «казачий». Благодаря восстановлению исторической справедливости, а также многочисленным мероприятиям в казачьем храме, дан новый импульс возрождению казачьего центра на Ходынке, а также развитию Синодальному комитету по взаимодействию с казачеством. Сегодня в казачий храм приходят казаки не только зрелого возраста. Вместе с наставником Иваном Валентиновичем Стульневым появляются учащиеся казачьего класса имени атамана Матвея Платова из московской школы №2121, ранее здесь не бывавшие. О том, что следует наращивать позитивную динамику воцерковления и духовно-нравственного воспитания казаков, мы говорили на Большом круге российского казачества, который состоялся по благословению Святейшего Патриарха и решению Совета при Президенте России по делам казачества 15 февраля в Москве в Храме Христа Спасителя.

Каждый год в период летних каникул казачьи духовники участвуют в организации и окормлении участников казачьих военно-полевых сборов, детских и молодёжных лагерей. Я лично провожу десятки встреч с духовенством, атаманами ВКО, общественных организаций казачества, в том числе с проживающими за рубежом потомками казаков.

Ключевая наша забота – это духовно-нравственное воспитание и образование казачьей молодёжи. Мы отмечаем растущий интерес у молодых казаков к возрождению казачьих традиций, ремёсел, боевых искусств, семейного уклада. Растет число казачьих классов, казачьих школ. Только казачьих кадетских корпусов у нас три десятка. И поступить туда можно, выдержав высокую конкуренцию. У всех казачьих образовательных организаций есть свой духовник, молельная комната; день для учащихся-казачат начинается и заканчивается чтением молитвенного правила.

— Какое участие принимает Комитет в вопросах образования, воспитания и духовного окормления казачьей молодёжи? Каковы основные результаты этой работы.

— В России уже более 25 лет происходит формирование системы непрерывного образования казаков, стержнем которой выступает основанное на традициях казачества военно-патриотическое и духовно-нравственное воспитание. Задача Церкви в рамках этой системы – духовно окормлять образовательные учреждения казаков.

По решению Совета при Президенте по делам казачества и Министерства образования и науки России научно-методическим ресурсным центром этой системы стал Московский Государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского (Первый казачий университет). На базе университета и его филиалов реализуются программы подготовки казаков-наставников, вожатых для казачьих классов, проходят повышение квалификации атаманы казачьих обществ, обучаются студенты-казаки всех реестровых казачьих обществ России. В головном вузе и в каждом его филиале назначены духовники, созданы духовно-просветительские центры. Послушание духовника Первого казачьего университета несёт ответственный секретарь Синодального комитета по взаимодействию с казачеством священник Тимофей Чайкин.

В головном здании университета совместными усилиями сотрудников Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и вуза ежеквартально проходят видеоконференции и семинары по повышению квалификации духовников региональных филиалов университета, духовников казачьих кадетских корпусов, в которых участвуют руководители, преподаватели, студенты, представители казачьих обществ. На базе филиалов проводятся казачьи научно-практические конференции в рамках региональных этапов Международных Рождественских образовательных чтений. Сегодня под руководством МГУТУ идет формирование кластеров казачьего образования в регионах России.

Кроме того, все казачьи кадетские корпуса заключили соглашения с приходами Русской Православной Церкви. В настоящее время во всех казачьих кадетских корпусах назначены духовники. Мне, кстати, хорошо известно, что многие из казачат приводят в храмы своих родителей. Пожалуй, это одно из ярких свидетельств о вере.

Форпост Православия на Северном Кавказе

— Вы возглавляете Ставропольскую кафедру более шести лет. Расскажите, пожалуйста, об особенностях архиерейского служения на Северном Кавказе.

— Приведу несколько цифр, чтобы была понятна динамика церковной жизни в моей епархии. За эти годы освящено 27 только вновь построенных храмов. Кроме того, ещё несколько десятков храмов восстановлены или реставрируются в настоящий момент. Сегодня в епархии 240 самых разных молитвенных помещений – от соборов до молитвенных комнат. Раньше наши священники совершали Литургию только в воскресные дни. Сейчас я призываю их служить не менее трёх Литургий в неделю на селе и ежедневно, если речь идет о многоклировом городском приходе. У приходящего в храм человека всегда должна быть возможность участвовать в богослужении.

Ставропольская духовная семинария, находящаяся на общем попечении трёх епархий нашей митрополии, за эти годы выпустила более 80 человек по очному отделению и более 130 человек по заочному. За время своего служения в Ставропольской епархии я совершил сотню хиротоний! Кроме того, четыре десятка выпускников семинарии закончили нашу регентскую школу. Сейчас много студентов учится в Центре подготовки приходских специалистов, за два года своей деятельности он выпустил 135 человек. Это помощники настоятелей по социальной и молодежной работе, катехизаторы и миссионеры. Если в семинарии количество обучающихся из года в год стабильно, здесь мы наблюдаем более чем двукратный рост!

Но всё же я не могу сказать, что за эти семь лет я достиг всего, к чему стремился. Безусловно, бывают радостные минуты, когда рукополагаю в пастыри, освящаю или закладываю новый храм, открываю православный детский сад, гимназию. Конечно, очень важна работа с людьми: все мы разные, и здесь, на Северном Кавказе, это чувствуешь особенно. Но это не минус, а наоборот, плюс. Надо пытаться во всём этом многообразии объяснять людям основы веры, позицию Церкви, патриотическую и социальную направленность её деятельности, необходимость теологического образования и многое другое. В этом и заключается мудрость руководителя. С людьми необходимо говорить, показывать дела милосердия, любовь и праведную христианскую жизнь.

Я считаю, что человек, который говорит, что сделал много хорошего, перестает развиваться дальше. Человек существует вечно и может бесконечно развиваться до уподобления Богу. А поскольку Сам Господь бесконечен, тогда и это уподобление будет бесконечным в этой и будущей жизни. За годы своего служения на Северном Кавказе я доволен только тем, что батюшки искренне трудились и многих людей привели ко спасению. Сам же я не достоин, но «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4, 13) и с помощью Божьей, с благословения священноначалия, с помощью духовенства епархии, с молитвами наших добрых прихожан буду трудиться и дальше.

— Каким образом удалось выстроить эффективный диалог с органами власти, общественными организациями Ставрополья?

— Любая власть от Бога, и это всегда надо помнить. С самого начала служения на Ставропольской кафедре у меня ни разу не было конфликта с властями. Я всегда встречаю поддержку различных направлений деятельности епархии как от губернатора края Владимира Владимирова, так и от депутатского корпуса.

Ежегодно в декабре в думе Ставропольского края мы проводим парламентские встречи в рамках епархиального этапа Рождественских чтений. Это служит примером плодотворного сотрудничества Церкви и власти в вопросах укрепления нравственных устоев общества. Так вот, в первый год депутаты краевой думы задавали такие вопросы: «Почему так мало сейчас священников? Почему мало воспитывают семинаристов? Батюшек на все храмы не хватает!» Радует, что вопрос поставлен именно так. Никто не задал вопрос так: «Почему вместо магазина строится храм? Лучше бы на этом месте было светское учреждение». Я считаю, что сегодня избраны достойные депутаты как в краевую, так и в городскую думы.

У нас хорошие взаимоотношения не только с администрациями края и города. Так как на нашей территории действует духовное учебное заведение, мы находимся в постоянном контакте с министерством образования. Не единожды в зале заседаний епархиального управления проходили наши совместные совещания. Например, недавно обсуждался вопрос профилактики суицида среди детей и подростков. По итогам этой встречи за каждой школой был закреплен ответственный священнослужитель. Это общая наша проблема, и, слава Богу, мы её решаем сообща. Мы договорились совместно помогать семьям, которые находятся в трудной жизненной ситуации, проводить беседы, способствовать восстановлению законных интересов детей.

— Как вы планируете в дальнейшем развивать вверенную вам епархию?

— Если исходить из слов Святейшего патриарха Кирилла, который говорит о необходимости иметь один храм на 10 тысяч населения, то нам, в 400-тысячном Ставрополе, нужно 40 храмов.

Когда я прибыл в Ставрополь, в городе насчитывались лишь полтора десятка приходов с регулярным совершением богослужения. Они были неравномерно расположены по территории краевого центра, в результате чего большая часть населения проживала за пределами шаговой доступности храмов. Труднее всего было пожилым людям и детям – то есть тем, кто не имеет возможности самостоятельно передвигаться на дальние расстояния.

Это и стало стимулом к началу реализации епархиальной программы «20-20», которая изначально предусматривала строительство 20 новых храмов в Ставрополе к 2020 году. Но на сегодняшний день в программу входят уже 24 храма. Для них выделены участки под застройку, назначены настоятели или ответственные священнослужители. Некоторые храмы мы уже освятили, часть готовится к этому, но большинство ещё находится на стадии возведения. Но нам необходимо достроить храмы не только в столице края, но в каждом населенном пункте епархии и митрополии.

В планах развития епархии есть и другие, не менее важные пункты. Нам надо делать всё возможное, чтобы задержать отток сельского населения. Необходимо создать широкую сеть епархиальных детских садов и гимназий и завершить создание системы подготовки помощников благочинных и настоятелей по катехизаторской, миссионерской и социальной работе. Кроме того, нам ещё предстоит создать такую систему финансирования епархии, при которой епархиальное управление имело бы финансовую независимость, а каждый священнослужитель получал бы достойную зарплату, чтобы приходы могли шире заниматься социальной и благотворительной деятельностью.

— Как Вам удается в условиях Кавказа, с одной стороны, усиливать необходимое миссионерское служение, а, с другой стороны, углублять межнациональный и межрелигиозный мир, в том числе через налаживание взаимодействия между православной и мусульманской молодёжью?

— Как я уже сказал, ежегодно Ставропольская духовная семинария выпускает определенное количество потенциальных священнослужителей. Слава Богу, штаты всех приходов нашей епархии укомплектованы. Конечно, в некоторых храмах клир пополняется новыми священниками, но в целом, ситуация с кадрами у нас стабильная.

Исходя из этого, на последнем заседании Архиерейского совета Ставропольской митрополии, которое прошло в декабре прошлого года в Железноводске, я выступил с инициативой направлять выпускников нашей общей с тремя епархиями семинарии на пастырское служение в те епархии Северного Кавказа, которые испытывают дефицит высококвалифицированных священнослужителей. То есть, в независимости от того, откуда приехал юноша учиться в духовную школу, после её завершения мы будем предлагать ему три года потрудиться на благо Русской Православной Церкви, которая обучила и воспитала его. Например, в Махачкалинской епархии или на приходах в Северной Осетии. И члены Архиерейского совета поддержали меня! Я предварительно общался с правящими архиереями других северокавказских епархий – они тоже воодушевились этой идеей. Надеюсь, что наши выпускники с пониманием и христианской любовью воспримут благословение священноначалия на выбор временного места служения. А если кто и захочет остаться на больший срок, то это его выбор.

Если говорить о миссионерской деятельности Церкви на Северном Кавказе, то хочу привести слова Святейшего Патриарха Кирилла, сказанные как раз об этом: «Очень важно, чтобы наша проповедь (на Северном Кавказе – прим. авт.) была проповедью добрым словом и добрым делом». То есть здесь не уместен прозелитизм. На Кавказе нельзя проповедовать, хватая на улице людей за руку, ходя по квартирам – так как, это делают представители некоторых протестантских групп. Мне кажется, что если каждый, кто общается, будь то с мусульманином или с неверующим человеком, или со своим братом православным христианином, будет вести себя по-христиански, то тогда успех нашей миссии будет обеспечен.

Весь Северный Кавказ – это большая и дружная семья народностей и национальностей. Вне зависимости от региона, рядом живут, работают, дружат русские и адыги, аварцы и ингуши. При этом также дружно уживаются и религии: на Кавказе, помимо исповедующих православие и ислам, есть представители иудаизма и католицизма. Есть и последователи старообрядчества.

Мы стремимся к высокому качеству межнациональных и межрелигиозных отношений. В этом году по инициативе Молодежного отдела епархии уже в одиннадцатый раз пройдёт молодежный межконфессиональный форум Ставропольского края «Кавказ – наш общий дом». Ежегодно на него собирается более 100 представителей православной и мусульманской молодёжи в возрасте от 14 до 23 лет. В течение 7 дней ребята участвуют в тематических семинарах и круглых столах. Для участников форума организуются экскурсии по Ставрополю и его окрестностям, спортивные соревнования, проведение кинолекториев, встречи со священниками, представителями Духовного управления мусульман, выступления депутатов Думы Ставропольского края, заслуженных людей, удостоенных звания «Герой России». На протяжении многих лет ребята подтвердили, что представителей двух конфессий объединяет понимание приоритетов духовно-нравственных ценностей и семейных традиций, принципы добрососедства и уважения к старшим, нацеленность на служение Родине и честный труд.

«Запрещаю засекречивать номера мобильных телефонов священников»

— Ваше Высокопреосвященство! Вы ранее упомянули о Ставропольской семинарии, что она наполняет клир свежими силами. Но епархия растёт. В какой степени удается, на Ваш взгляд, семинарии соответствовать требованиям времени – и в плане количества выпускников, и в плане уровня образования?

— Напомню, что основанная в 1846 году Ставропольская семинария, называвшаяся в те годы Кавказской, с самого начала славилась высоким уровнем образования. Местное духовенство в то время в большинстве своём было неграмотно. Мало того, священнослужителей катастрофически не хватало. И это вполне объяснимо – в регионе шла долгая, мучительная Кавказская война. К тому же здесь процветало язычество, а диалог между православными и мусульманами только начинался. И тогда семинария стала главным на Кавказе учебным заведением – не только духовным, но и гуманитарным.

Трудно переоценить значение Ставропольской духовной школы. В советское время на Кавказе было всего несколько десятков храмов, а сегодня здесь насчитывается около шести сотен приходов. Это значит, что нужно минимум 600 священников, и всех их предстоит обучить. Некоторые пастыри учились и учатся в столичных духовных школах, но всё-таки большинство священников, которые служат на Кавказе, получили образование в нашей семинарии.

Когда я приехал в 2011 году на Ставропольскую кафедру, увидел здесь много молодых, образованных священников. Наша семинария не просто нужна – она жизненно необходима!

Хотя уровень образования у выпускников нашей духовной школы достаточно высок, мы организовали курсы повышения квалификации для священнослужителей. Они нужны, чтобы освежить в памяти некоторые предметы, и самое главное – познакомиться с новыми документами Церкви, которые выходят после каждого Архиерейского Собора, а также вырабатываются комиссиями Межсоборного присутствия, принимаются Священным Синодом и Высшим Церковным Советом. Каждый священник должен их знать, и лучше, если он познакомится с ними на курсах повышения квалификации, где можно что-то спросить и обсудить с преподавателем.

Безусловно, наша семинария выросла в такое духовное учебное заведение, за которое мне как ректору не стыдно. Конечно, я только продолжаю дело своих предшественников, но надеюсь, что за эти семь лет тоже немало сделал для семинарии. Наши преподаватели вышли на новый уровень обучения, появились новые педагоги – в том числе наши выпускники, которые после семинарии окончили магистратуру, аспирантуру в Москве и Санкт-Петербурге. Ими написаны монографии и другие научные работы. Сегодня на двух языках – русском и английском выходит «Вестник Ставропольской духовной семинарии».

В ноябре 2016 года духовную школу посетила комиссия Учебного комитета, которая по итогам инспекционной проверки поставила семинарии высокую оценку. Надеемся, что и дальше будем повышать свой уровень работы.

Сегодня на очном отделении семинарии учатся 60 человек, на заочном – 160. У нас обучаются студенты не только из Ставропольского края, но и из Волгоградской и Ростовской областей, Краснодарского края, Калмыкии и других регионов. Мы не вправе никому отказывать. Все выпускники Ставропольской духовной школы востребованы, поскольку священнослужителей и сейчас не хватает.

Также у нас есть регентская школа, которая на протяжении уже более четверти века готовит руководителей церковных хоров. Сегодня там учатся 26 девушек. Большинство студенток после получения диплома становятся регентами храмов не только Ставропольской, но и многих других епархий Русской Православной Церкви.

— С какими проблемами встречается сегодня современный священнослужитель? Каким вопросам в своем ежедневном служении он должен уделять первостепенное внимание?

— Проблем у священнослужителей, безусловно, множество. Они были во все времена. Самое главное, чтобы современные священники не забывали, что краеугольным камнем их жизни является пастырское служение. Это, прежде всего, продолжение служения Самого Спасителя, и поэтому оно требует от священника непрестанного подвига очищения своей души, так как нельзя приступать ко Господу, имея оскверненную грехом душу. Духовное руководство требует от пастыря истинной пастырской мудрости и полного самоотречения ради спасения своих ближних.

Святой апостол Павел описывает поведение священника такими словами: «...но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, держащийся истинного слова, согласно с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении, и противящихся обличать» (Тит. 1, 8-9).

Вся жизнь пастыря должна быть христоцентрична, а в её основе должно быть совершение Божественной литургии и причастие Святых Христовых Таин.

Никакая миссионерская, социальная или иная деятельность не может быть оправданием редкого совершения богослужений. Если мы не будем черпать духовные силы в молитве, в богослужении, то вся наша работа станет бессмысленной и пустой, так как не будет наполнена благодатью Божией.

Каждое богослужение, совершаемое священником, должно быть возвышенным, праздничным, максимально искренним. Торжественное – это не значит в дорогом облачении, а значит с молитвенной внимательностью, с уставным пением хора.

Общение с прихожанами во внебогослужебное время – важная обязанность каждого священника. Пастырь должен быть постоянно доступен для прихожан и, как минимум номер его сотового телефона должен быть известен всем желающим, а не только узкому кругу особо приближенных помощников.

Зачастую люди, впервые пришедшие в храм, стесняются или боятся подойти и поговорить во время исповеди, задать свои вопросы. Они должны иметь возможность пообщаться с пастырем несколько раз в неделю вне богослужения, утолить жажду знаний, задать свои вопросы.

Любое богослужение священника, совершение требы должно оканчиваться хотя бы краткой проповедью, назидательным словом. Нельзя просто освятить жилище, автомобиль или совершить соборование больного, не объяснив евангельский смысл Таинства, не сказав хотя бы краткое поучение.

То же самое относится к Таинствам крещения и венчания. Совершая их, пастырь должен быть уверен, что люди, пришедшие в храм, крестят ребенка не «против сглаза», или в силу традиции, но осознают смысл происходящего, а выбранные крестные родители четко понимают, какую ответственность они берут на себя перед Богом.

— Должна ли Церковь, на Ваш взгляд, активно участвовать в общественно-политических событиях, происходящих в стране и мире? Должна ли она громко высказывать свое мнение и, может даже, пытаться повлиять на политику государства в определенных вопросах, таких, как например, аборты, ювенальная юстиция и так далее?

— Конечно, Церковь не вмешивается в политику управления государством, или в деятельность партий, в их идеологию. Но роль Русской Православной Церкви в современном мире огромна. И сегодня я слышу множество подобных вопросов: «Церковь затрагивает актуальные политические темы. Это попытка быть современными?».

Во-первых, по политическим вопросам Церковь всё-таки не высказывается. Да, Святейший Патриарх и другие иерархи выступали на больших мероприятиях, посвященных противодействию терроризма на Ближнем Востоке. Но это был не политический вопрос для Церкви, а вопрос жизни, страданий и выживания христиан в этом регионе. Церковь тогда говорила о том, что Сирия – это, прежде всего, люди, где живёт минимум 10% христиан Антиохийской Православной Церкви, коптов и других христиан, это захваченные в плен монахи, разорённые храмы и монастыри.

Разве Церковь может быть далека от проблем нашего народа? Как пример приведу разработку различных законопроектов, которые затрагивают всех без исключения. Самый яркий – это ювенальная юстиция. Слава Богу, её пока нет в нашей стране, но уже принят ряд законов, которые близки к этому. Церковь приложила множество усилий, чтобы в нашей стране не были созданы такие же ювенальные структуры, как в западных странах. Мы не можем молчать и по вопросам медицинского обслуживания: в области здравоохранения Церковь настаивает о выведении абортов из системы обязательного медицинского страхования и совершении их за деньги только по показаниям врачей.

Церковь молится, чтобы быть полезной для народа, для людей. А всё, что касается социальной деятельности, непосредственно человека, его семьи, обо всём этом, конечно, Церковь будет говорить, предупреждать, умолять, просить не ошибиться вновь, чтобы опять не рухнула наша страна, и не началась братоубийственная гражданская война.

— Вспомните, пожалуйста, годы своего детства. Как вас воспитывали родители, кто прививал любовь к Церкви, наставлял в вере Христовой?

— Мы жили по соседству с семьями сестры и брата моей мамы на одной улице в городе Миассе Челябинской области, откуда я родом. Из трёх семей вышло более 50 священников, включая племянников и их детей, теперь уже слушателей духовных школ. То, что я не был пионером и комсомольцем в школе, получая за это насмешки от сверстников, безусловно, компенсировалось счастливой возможностью жить в настоящей православной семье. Мы вместе регулярно ходили в храм на богослужения, к тому же родители (папа тогда ещё не был священником) пели в хоре. В 11 лет я, уже певчий большого церковного хора, учил нотную грамоту. Так любил читать в храме, что некоторые труженицы клироса, наверное, обижались, когда я пытался прочитать всё, что было на вечернем богослужении, – псалмы, каноны, паремии.

Все, что я сегодня представляю собой как человек, священник и архиерей – это мои родители, их окружение, близкие и родные нам люди с их преданностью Богу, христианской любовью, неиссякаемым добром к миру и смирением. Семья, прекрасная, высоконравственная, православная, которая ввела меня в Церковь с младых лет, и я полюбил сам церковный уклад, ощутил касание благодати Божией, соприкоснулся с Небесным миром. Даже воздух в храме наполнен молитвами и подвигами всех тех, кто подвизается на этом месте. Всё это глубоко проникло в мою душу, и другой судьбы как истовое служение Богу у меня быть не могло. По линии папы все мужчины были священники. Священническая фамилия деда, прадеда и прапрадеда Покровский говорит сама за себя. За свои религиозные убеждения оба деда — протоиерей Николай и Георгий Андреевич были репрессированы. С ослабевшим здоровьем они вышли из заключения, дожили свои последние годы на свободе и вложили в нас, детей, максимально высокую религиозность, подлинную любовь к Церкви, терпение, жертвенное отношение к семье, к служению.

Я благодарю Бога за то, что до сих пор со мной живет моя мама. По происхождению она из семьи глубоко верующих крестьян. Ей уже 86 лет. С одной стороны, мама разделяет со мной все послушания, с другой – её ежедневные молитвы согревают меня материнским теплом и утешением. Моему отцу, священнику, в любую минуту сложной жизни мама была прочной поддержкой. В нашей семье особенно ценилось, что она – дочь русского солдата, участника многих сражений и, в частности, Брусиловского прорыва, Георгия Андреевича Чайкина. За выдающуюся храбрость, проявленную в бою, Георгиевский крест ему вручил в 1916 году герой Первой мировой войны, генерал от кавалерии Алексей Максимович Каледин.

Беседовали Наталья Селиванова, Лолита Склярова.

«Журнал Московской Патриархии», № 4 за 2018 год.

 

Метки к статье: казачество, митрополит Кирилл, Ставрополь