Информация к новости
  • Просмотров: 283
  • Автор: admin
  • Дата: 10-10-2022
10-10-2022

Рубрика: Интервью

 

Протоиерей Виктор Шевченко: «Идёт великая война между Богом и диаволом за наши души…»

Храм Архистратига Божия Михаила построен на самой окраине станицы Незлобной. В этом населённом пункте практически отсутствуют многоэтажные дома и высотные здания, поэтому храм, а вернее крест, возвышающийся над куполом, виден всем издалека. Он - молчаливое напоминание станичникам, что Бог есть и Он ждёт, когда верующие отложат свои повседневные дела и придут на молитву. Вот только Божий призыв слышат не все, равно как и колокольный звон, извещающий о начале богослужений. Кажется, что даже статуя архангела Михаила, борца против диавола и всякого беззакония, стоящая у ворот храма, ожила и грозно смотрит на проходящих мимо людей. Вождь воинства Господня словно вопрошает их: почему пустует гавань, предназначенная для швартования кающихся душ?

Массовое нежелание незлобненцев приобщаться к церковной жизни стало для духовника Георгиевской епархии, настоятеля храма протоиерея Виктора Шевченко особым поводом для переживаний. Батюшка согласился со мной на беседу, во время которой мы поговорили об оскудении веры, о жизни и о многом другом.

Протоиерей Виктор Шевченко: «Идёт великая война между Богом и диаволом за наши души…»

- Говорят, глаза - зеркала души. А у Вас добрый взгляд. Почему же вас считают строгим священником?

- Да какой я строгий? Может, конечно, и произвожу такое впечатление на прихожан, потому что всем хочется лёгкого пути к Богу. Но лёгкого пути не бывает, ведь Царствие Небесное достигается великим трудом и тяжкими подвигами.

Я никому не делаю поблажек и всех призываю приложить необходимые усилия, чтобы благоговейно относиться к святыням, достойно готовиться к таинствам, соблюдать посты. Ничего сверхъестественного в этом нет. Как меня научили в семинарии - так учу и других.

- Откуда Вы родом? Кем были Ваши родители? Удивляют некоторые жизненные истории, когда родители трудятся в обычных светских учреждениях, а их сыновья вдруг избирают духовный путь и идут служить в храм.

- Это точно про меня. Мы с семьёй жили в Ставрополе. Моя мама была простой домохозяйкой, но назвать её труд лёгким никак нельзя. Она воспитывала шестерых детей - меня, брата и четырёх сестёр. Отец работал в системе ЖКХ столяром-плотником. В общем, обычная советская семья. Но верить в Бога меня научили именно родители. Мы всегда посещали богослужения в воскресные и в праздничные дни. К тому же папа, помню, всегда помогал местным священникам: что-то ремонтировал и красил, доставал необходимые материалы. Он никогда не отказывал, поэтому к нему всегда обращались, когда была необходимость.

- В храм приходят многие верующие, но ведь не все из них становятся священниками. Что-то же должно было подтолкнуть Вас к такому выбору?

- Вера во мне жила всегда, но получать духовное образование и служить в Русской Православной Церкви вовсе не входило в мои планы. Первоначально я получил диплом в Ставропольском строительном техникуме, а дальше меня ждала служба на Черноморском флоте и планы стать доктором. Тем более, старший брат как раз окончил медицинский институт в Ставрополе. Представлял себе, как буду побеждать человеческие недуги, лечить телесные язвы - и всё это не ради славы и уважения, но для того, чтобы приносить пользу обществу и дарить людям заботу и внимание.

После армии я не оставил своих надежд и всё так же был твёрдо настроен получить профессию врача. К тому же в 70-х годах государство поощряло военнослужащих, прошедших срочную службу, поступать в учебные заведения, поэтому к ним предъявляли более мягкие требования на вступительных испытаниях. Но перед тем, как подать документы в институт, решил испросить благословение у какого-нибудь уважаемого батюшки - всё-таки мне как верующему человеку было важно вооружиться Божией помощью. Так получилось, что по совету мужа моей сестры, который, кстати, был священником, я отправился в Кисловодск к отцу Стефану.

Батюшка очень внимательно выслушал рассказ обо мне, о моей семье и о желании лечить людей, а затем помолился и неожиданно сказал: «Целить тела - это хорошо, но лечить души - важнее во сто крат. Иди-ка ты лучше в семинарию». И тут я растерялся. В семинарию? Но речь вообще об этом не шла. А как же пациенты в больницах? А как же моя мечта? Естественно, первое, что пришло на ум: нужно съездить к другому священнику, который уж точно благословит меня так, как нужно. И я поехал к отцу Иоанну, который был не менее уважаемым человеком в православной среде. К моему огромному удивлению он посоветовал мне делать то, что было велено батюшкой Стефаном, и готовиться к поступлению в семинарию.

Конечно, было бы странно полагать, что такой поворот событий может изменить ход моих мыслей на 180 градусов. Нет. Этой метаморфозе требовалось время. И я сделал паузу, словно нажав кнопку на пульте телевизора, чтобы всё осмыслить. А пока во мне протекали бурные внутренние процессы, пока я примерял к своей душе возможный духовный путь, приходилось работать инженером в соответствии с полученным ранее строительным образованием. Однако время вскоре исчерпало свой лимит, и пришёл момент, когда стало необходимо принять какое-то решение. Как оказалось, отец очень томился ожиданием моего ответа и желал, чтобы я стал священником и служил в храме. Выбор был сделан - меня ждала далёкая Троице-Сергиева лавра.

Год назад наш Владыка Гедеон в интервью «Георгиевскому вестнику» признавался, что был поражён красотой и величием Лавры. Нечто подобное произошло и со мной. Завораживающее место. Кажется, что там ощущаешь присутствие рядом преподобного Сергия Радонежского, который встречает тебя прямо у ворот. И слева, и справа - везде следы истории. Волнующие душу ощущения!

Также большое впечатление на меня произвело знакомство с другими семинаристами, академистами и братией. Участие в братских богослужениях окончательно помогло мне понять, чего именно хочет моё сердце. Теперь я был готов уже осознанно идти на вступительные испытания.

Экзамен принимал архимандрит Симеон. Помню, у него была седая борода, которую он гладил по росту волос - когда ему нравилось, как абитуриент крестился, молился и испрашивал благословение, и против роста - когда абитуриент что-то делал не так. В итоге, я смог побороть волнение, собраться и с Божией помощью поступить во 2-й класс, став одним из птенцов преподобного Сергия.

- Птенцы Преподобного, как было явлено ему во сне, разлетаются по всем краям земли, чтобы там проповедовать Слово Божие. А куда полетели Вы?

- Начинал набираться опыта в храме Успения Божией Матери города Моздока. Правда, служил там недолго, потому как вскоре меня отправили в Баку с формулировкой: «Тебе необходимо расти в силу молодого возраста». Трудился сначала в храме Рождества Пресвятой Богородицы, а затем в храме архистратига Божия Михаила. Хорошо запомнил, как уполномоченный при Совете Министров - атеистично настроенный и презирающий духовенство человек - заставлял нас выворачивать карманы после участия в требах, считал пустые бутылки от вина и вдавался во все подробности жизни нашей общины. Такое вот было время...

Потом меня отправили служить в Никольский храм города Георгиевска. По приезду сразу получил задание: к празднованию 200-летия подписания трактата между Россией и Грузией привести в благопристойный вид крестильню. Тогда там стояла печь на твёрдом топливе, которая кочегарила так, что людям нечем было дышать. Мне помогли неравнодушные прихожане: вместе мы не только всего за два-три месяца преобразили крестильню, но и построили просфорню, а также позолотили иконостас.

К сожалению, и здесь нашлась своя уполномоченная, обвинившая меня в антисоветской пропаганде. Её стараниями я был отправлен в самый отдалённый приход - в станицу Чернолесскую. Этот период моей жизни был не простым. Мы с матушкой к тому времени воспитывали четверых детей, и нам остро не хватало еды, одежды и вещей первой необходимости. Но мир не без добрых людей. Некоторые прихожане видели нашу нужду и оказывали моей семье помощь и поддержку: приносили молоко, яйца, домашнюю птицу.

Через 5 лет меня как специалиста, имеющего строительное образование, попросили вернуться в Георгиевск, чтобы принять участие в строительстве сейчас уже старого Георгиевского храма. А когда задача была выполнена, митрополит Гедеон (Докукин) объявил мне, что необходимо построить ещё один храм - теперь в станице Незлобной. Честно признаюсь, сначала я был сильно огорчён переводу в сельскую местность. Обычно так поступали с теми батюшками, кто в чём-то провинился перед Владыкой. Как сообщить семье о новом месте службы? Какие слова подобрать, чтобы они поняли меня? Было стыдно перед детьми, перед матушкой, но митрополит Гедеон расставил всё по своим местам, сказав, что это не есть наказание, а особая честь, ведь не каждому доверят построить храм. Так я оказался в Незлобной, где служу уже 25 лет. А всего у меня стаж - 48 лет.

- Вы, можно сказать, ветеран труда. Иногда люди, остающиеся долгие годы в профессии, начинают эмоционально выгорать…

- В психологии, действительно, существует термин «выгорание». Но что он значит на самом деле? «Выгорание» по своей сути есть духовное угасание, которое ещё можно назвать болезнью. Это губительное состояние лишает человека возможности жить полноценной жизнью. Он лишается Божией помощи и, как следствие, ослабевает, теряя интерес к своей работе.

А вот тому, кто принимает участие в церковной жизни и посещает храм, такая болезнь не страшна. Ведь на богослужениях мы получаем колоссальный духовный заряд, помогающий нам достигать успехов, творить добрые дела и вообще жить по Законам Божиим.

Если говорить конкретно обо мне, то могу сказать одно: я полон сил, и моё желание служить Богу и людям не только не уменьшилось, но и даже многократно увеличилось. Сколько Господь позволит, столько и буду трудиться во славу нашей Матери-Церкви.

- Храм Архистратига Божия Михаила является украшением станицы. Чья была идея именно такого архитектурного решения?

- Мы с семьёй специально ездили в разные паломнические поездки, чтобы увидеть старинные церкви и соборы. Нам хотелось соединить воедино их красоту - архитектуру и убранство. Даже такие мелочи, как оформление окон и дверей, были крайне важны для нас. Думаю, что храм архистратига Божия Михаила получился настоящим произведением искусства.

- Не думаю, что без поддержки станичников можно было бы завершить этот проект. Но сейчас территория храма не отличается особой благоустроенностью. Неужели больше не находятся желающие помочь?

- Когда начиналось строительство, люди молились в старом храме, который был тесным и душным. Во время богослужений не все прихожане помещались внутри - многие оставались снаружи и в холод, и в зной, претерпевая некоторые неудобства. Поэтому они очень ждали, когда в Незлобной появится новый храм. И не просто ждали, но и принимали активное участие в этом богоугодном деле. Общая идея объединила станичников, каждый помогал создавать эту страницу истории, как мог. Подключились многие предприниматели и должностные лица, в числе которых были Пётр Андреевич Никулин, Борис Николаевич Лисицын, Валерий Николаевич Павлов, Андрей Анатольевич Заров, Иван Степанович Шепета.

Однако, действительно, времена изменились. Кто-то умер, кто-то столкнулся с финансовыми трудностями, кого-то больше не интересует церковно-приходская жизнь. Как-то мы обратились к одному предпринимателю с просьбой оказать помощь в благоустройстве двора. Он пообещал нам, что за два месяца всё приведёт в порядок, но прошло уже три года… Ступеньки скоро совсем разрушатся. Как будем в храм подниматься - не знаю. Не осталось у нас благодетелей. Жертвуют копеечку в основном простые люди, которые понимают, что нам необходимо хотя бы оплатить коммунальные услуги.

- Отец Виктор, несмотря на финансовые трудности, вы умудряетесь поддерживать нуждающихся людей, проживающих в Незлобной. Расскажите об этой социальной работе.

- Много лет назад местная администрация сообщила нам, что в станице проживают семьи, находящиеся за чертой бедности, среди которых - инвалиды, многодетные и малоимущие. Есть и те, кто временно попал в трудную жизненную ситуацию. Мы, не задумываясь, приняли решение оказывать им посильную помощь в виде вещей, продуктов питания, да и просто доброго слова. Для этих целей были налажены все необходимые контакты с социальной службой, имеющей списки нуждающихся. Так постепенно эта благотворительная работа «встала на рельсы». Люди увидели, что Церковь не только сочувствует их положению, но и предлагает реальную помощь.

К примеру, 21 ноября у нас в храме отмечался Престольный праздник. В этот день были собраны сладости и продуктовые наборы, которые мы вместе с соцработниками развезли по адресам. Также на масленицу угощаем наших подопечных блинами с начинкой из рыбы, мяса и творога, а на Пасху - творожными куличами и крашеными яйцами, чтобы каждый мог разговеться. Не забываем о детках и в Рождество, для них всегда приготовлены подарки. Кроме того, воспитанники нашей воскресной группы организовывают в храме для всех желающих благотворительные представления.

Многие семьи уже хорошо знают дни, когда мы приедем их навестить, и выходят заранее на порог, чтобы нас встретить. Есть даже мальчик, который ждёт гостинцы в начале улицы. Все сладости он съедает по дороге, потому что уверен - дома ему ничего не достанется.

Во многих семьях, к сожалению, родители злоупотребляют алкоголем. Невозможно оставаться равнодушными, видя страдания детей, проживающих с такими папами и мамами. Приходится не только проводить беседы, взывать к совести взрослых и напоминать им об ответственности, но и даже наводить порядки в доме, где царит антисанитария.

А случаются и такие ситуации: едем по указанному адресу, а на месте выясняется, что там проживают довольно обеспеченные люди, которые числятся малоимущими. Оказывается, им просто лень сходить в магазин, и они ждут, когда церковь привезёт продукты. Мы для них - служба доставки!

- Что не так с современными людьми?

- Мир изменился. Люди изменились. Я сравниваю тех верующих, которые приходили на богослужения ещё в старый храм, с теми, кто сегодня называет себя «христианами». Разница между ними огромная! Первые хорошо понимали, зачем идут в церковь, знали молитвы и старались выполнять каждое дело с Божием благословением. Теперь же люди служат мамоне. Раз в год, правда, окунаются в прорубь и святят куличи, но в их случае это лишь дань традициям, ничего более.

Придите на богослужение в субботу, и вы увидите, что в храме стоят 2-3 человека, а в воскресенье на Литургии - 20-30 человек. Хотя не так давно было время, когда верующим негде было встать. Прихожане заказывали молебны и акафисты, на которых мы вместе молились. Часто совершали крестные ходы. Но постепенно верующие бабушки покидают мир, а новое поколение не приходит к ним на смену. Так и пустеет наш храм...

- Всё так печально? Неужели благодатные времена, когда нас не преследуют за веру, не поспособствовали притоку православных верующих в храмы?

- Судите сами, в станице - 20 тысяч населения. Здесь живут представители разных конфессий, поэтому не все станичники исповедуют Православие. К тому же в Незлобной существует самая большая на территории Епархии община иеговистов. Сейчас сектанты, конечно, стали вне закона, но ничто не мешает им устраивать дома тайные встречи, чем они, собственно, и занимаются.

Те же, кто считает себя православными, духовно угасают. Люди не посещают богослужений, ведь стоять 2-3 часа в храме - это труд. Они не желают принимать участия в церковных таинствах, считая это старомодными пережитками прошлого. Такие «верующие», как правило, не знают Священного Писания, не ведают, чему учил Христос Своих последователей и за какую идею был принесён в жертву. Многие даже не умеют креститься и осеняют себя крестным знамением слева направо. Получается, что свобода не всегда идёт на пользу человеку. Она развращает умы, раскрепощает тела, подменяет понятия добра и зла. Так происходит тогда, когда люди не могут правильно воспользоваться данным им выбором. Удивительный факт: молодёжь может спокойно прожить без Бога всю жизнь, но выдержать один день без интернета - не может. Бывает, конечно, вспомнят о Боге - так, между делом. Забегут в храм, свечку поставят - и вспоминай, как звали. Я таких называю «захожанами». А знаете, о чём они молятся? Подают записки, где требуют, чтобы Господь помог им купить квартиру или машину, помог выдать дочь замуж, дал денег. И ни слова о душе! Они думают, что Бог - это такой волшебник, который должен обеспечить достойную жизнь: раздобыть устрицы, сделать ремонт, разрешить назревшие проблемы.

- Вы как-то работаете над этим? Что делаете, чтобы объяснить православным верующим их неверное восприятие духовной жизни и веры в целом?

- Я не могу ловить прохожих за руку, чтобы насильно привести на богослужение. Наш единственный инструмент влияния - это слово. Слово о том, что Сам Господь призывал людей трудиться шесть дней, а на седьмой - быть в храме. Все соглашаются со мной, кивают головой, но как только приходит воскресенье, так сразу хватаются за мётлы и грабли, начинают наводить порядки в домах и в огородах. А что случись, так сразу побегут в храм: «Господи, спаси, вылечи, не оставь!»

- И всё же, почему, допустим, я не могу молиться исключительно дома? Бог же находится на всяком месте и слышит мои молитвы, где бы они ни были произнесены.

- Быть христианином - значит духовно переродиться и исполнять все заповеди, данные Господом. А что говорил Христос? «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18: 20). Он не говорил нам забегать в храм на пять минут, чтобы поставить свечку, или читать молитвы дома.

Некоторые в качестве альтернативы участия в богослужениях вообще смотрят Литургию по телевизору - очень удобно и комфортно! А есть те, кто вопреки церковным традициям празднует несуществующие «православные» праздники, например, «рождество святителя Николая Чудотворца». Слышали о таком? Вот к чему может привести духовная безграмотность, которая развивается у тех, кто избегает принимать участие в таинствах, кто не присутствует хотя бы на воскресных службах. Если мы при жизни не идём к Богу, то как мы докажем Ему после смерти, что достойны Царствия Небесного?

- Честно сказать, я предполагала, что сейчас, наоборот, храмы полны молящихся о судьбе Родины, о российских военных, участвующих в спецоперации на Украине, и о беженцах с Донбасса.

- Вы видите кого-то в храме в данный момент? Я нет. Но слышу, как увеличилось количество тех, кто ропщет о начале освобождения юго-востока Украины. Люди ведь не всегда разбираются во всех тонкостях политики и причинно-следственных связей. Но нам необходимо сейчас, как никогда, сплотиться и стать единой нацией. Наша сила заключена в духовном единстве, а для этого нужно всем без исключения обратиться к Богу с мольбою о мире на Земле. Всё в Его руках: и жизнь человеческая, и смерть.

- Как повлиял коронавирус на жизнь Вашего прихода?

- Это отдельная и очень болезненная тема для разговора. К сожалению, из-за эпидемиологической обстановки часть наших прихожан больше не приходят в храм: мужья не отпускают жён и детей, а внуки запирают своих бабушек дома, чтобы они не смогли прийти на Литургию.

Дошло до того, что и некоторые певчие отказались петь в церковном хоре - боятся вируса. Как-то все дружно забыли, что без воли Господа ни один волос не упадёт с головы человека.

Идёт великая война между Богом и диаволом за наши души. Конечно, все хотят попасть исключительно в рай - лукавый это хорошо понимает. Поэтому ему необходимо прибегнуть к хитрости, чтобы найти желающих пойти в ад. Вот почему дорога туда так приятна и легка. Там и кафе, и казино, и алкоголь, и наркотики - всё для утех. Есть даже такой церковный анекдот. Человек видит картинку, на ней нарисован ад: грешники жарят шашлыки и развлекаются. Он обрадовался и заявил, что непременно хочет именно туда. А когда его желание было исполнено, то оказалось, что кроме скрежета зубов и великого плача в аду ничего нет. Тогда человек возопил: «Где же обещанное веселье?» «Так это же реклама была», - посмеялся лукавый.

Помните, что сердце пустым никогда не бывает. Оно низменно заполняется добром или злом - и это зависит лишь от нас, в том числе от нашего выбора: идти ли в храм или оставаться дома.

- Последний вопрос, отец Виктор: считаете ли Вы себя счастливым человеком?

- Я очень счастливый человек и благодарен Богу за то, что он направил мои стопы в лоно Церкви, позволив служить и Ему, и людям.

- Спасибо, батюшка, за интересную беседу. Здоровья вам и Божией помощи во всех трудах.

***

На прощание протоиерей Виктор Шевченко показал мне одну из икон, которую он сам написал, когда обучался в иконописном кружке Троице-Сергиевой лавры. На ней в точности изображена Святая Троица Андрея Рублёва.

А уходя, я обратила внимание на листки с цитатами святых старцев, которыми был оформлен боковой вход в храм: «Неправду ищи в себе, а не в людях», «Бесы очень боятся знамения Креста Господня, ибо на нём Спаситель разоблачил и выставил их на позор», «Того, кто отдаёт себя Богу, Бог никогда никому не отдаст», «Признак человека, обретшего Бога, - исходящие из него тишина и покой» и т. д. Согласитесь, здесь есть, о чём поразмыслить всем нам...

Отец Виктор рядом с иконой Святой Троицы, которую он собственноручно написал.Отец Виктор рядом с иконой Святой Троицы, которую он собственноручно написал. Листки с назидательными цитатами.Листки с назидательными цитатами.

Беседовала Наталья Литвинова.

 

Метки к статье: Незлобная, история